Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Кандалакшский заповедник

История заповедника (1 часть)

 История создания и развития Кандалакшского заповедника связана с необходимостью охраны гаги обыкновенной - крупной северной морской утки, издавна славящейся ценными качествами гнездового пуха. Гнездовым называется пух, который вырастает на груди и передней части брюшка самки к началу сезона размножения. Делая гнездо, утка выщипывает этот пух и утепляет им откладываемые яйца. Благодаря особенностям строения гагачий пух сочетает легкость с исключительно малой теплопроводностью и является лучшим в мире естественным утеплителем. 

 В течение нескольких веков Россия в большом количестве экспортировала гагачий пух за границу. Но сбор его тогда проводили не в конце гнездового периода, как это делается сейчас, а в начале и во время массовой кладки яиц. Промышленники стремились заготавливать не только пух, но и яйца гаги, нередко убивали и птиц. В связи с хищнической организацией промысла уже к середине 18 века гага почти исчезла из окрестностей Колы, начали заметно сокращаться ее запасы по побережью Мурмана и на Белом море. В 19 веке промышленный сбор пуха в этих районах практически прекратился. Заготовки продолжались, главным образом, на Новой Земле и Шпицбергене. Однако и здесь в конце 19 - начале 20 века численность гаги стала быстро падать. 

 Первые попытки установить частичную охрану гагачьих гнездовий на Белом море относятся к середине 19 века, когда время, в течение которого местному населению разрешалось собирать гагачьи яйца, было ограничено. Смысл этого заключался в том, чтобы допустить разорение только первых кладок гаги, которые откладываются ранней весной, и сохранить повторные кладки. Но вторично гнездятся не все утки, и во второй кладке бывает меньше яиц, чем в первой. Птенцы, вылупившиеся позднее обычных сроков, менее жизнеспособны. К тому же контроль за соблюдением сроков сбора яиц, порученный местным представителям власти (старостам и другим лицам), осуществлялся плохо, и гнезда в большинстве случаев разоряли весь сезон. Охрана гагачьих гнездовий была налажена только во владениях Соловецкого монастыря в Онежском заливе Белого моря и на принадлежавших Трифоно-Печенгскому монастырю Айновых островах на Западном Мурмане.

 После Великой Октябрьской социалистической революции Советское правительство приступило к осуществлению комплекса мероприятий по охране и рациональному использованию природных ресурсов страны. Ряд решений был направлен на восстановление численности гаги обыкновенной. Толчком к этому послужили две экспедиции на Мурманское побережье, предпринятые в 1927 и 1929 годах молодым тогда зоологом, а впоследствии крупным ученым Александром Николаевичем Формозовым. Он посетил остров Кильдин и архипелаг Семь островов, ознакомился с состоянием гагачьих гнездовий и убедился в том, что они подвергаются интенсивному разорению. Патриот родной природы и Советского государства А. Н. Формозов не мог пройти мимо этих печальных фактов и развернул интенсивную деятельность в защиту гаги. В 1930 году в различных изданиях он опубликовал три научно-популярные статьи, посвященные вопросам охраны и рациональному использованию этой утки. В одной из них Александр Николаевич писал, что гага так же ценна «среди птиц северного моря, как соболь среди пушных видов тайги». 

 В том же году были утверждены новые правила охоты, по которым со следующего года на всей территории страны запрещалось добывание гаг и разорение их гнезд. Было предложено организовать рациональное гагачье хозяйство и охрану гаг на Белом море в пределах Карелии. Помимо полного запрета охоты на все виды гаг, запрещались сбор, продажа, покупка, хранение и использование гагачьего пуха, шкурок и яиц частными лицами. Заготовка гагачьего пуха разрешена только охотничьим хозяйствам, которые охраняли и правильно использовали гагачьи гнездовья. Организация таких хозяйств была поручена товариществам охотников при участии заинтересованных заготовительных органов. Кандалакшский райисполком весной 1931 года принял постановление об охране гаги и восстановлении гагачьего хозяйства в Кандалакшском заливе. Собирать пух разрешалось только после вылупления гагачат и схода выводков на воду. С весны до середины июля запрещалось всякое посещение островов, на которых в массе гнездилась гага, в том числе для сенокошения и сбора ягод. Однако постановление это не было выполнено. 

 Летом 1931 года в Кандалакшу прибыл охотовед-биолог Карельской промыслово-охотничьей экспедиции Ленинградского научно-исследовательского института лесной промышленности и лесного хозяйства А. Н. Дубровский, который обследовал острова в вершине Кандалакшского залива и дал предварительную оценку численности обитающих здесь гаг и других морских птиц. В мае следующего года Кандалакшский райисполком объявил большую группу островов Кандалакшских шхер заказниками по водоплавающей и лесной дичи. В эту группу вошли острова Овечий, Еловый, Власов, Анисимов, Горелый, Лодейный, Демениха, Вороний, Ряжков, Гульмаха, Медвежий, Круглый, Головин, Куричек, Большой и Малый Ломнишные, Докучеиха, а также Седловатая, Девичья и другие луды¹. Организацию охраны заказников поручили Кандалакшскому отделению Карпушнины (Карельское паевое товарищество - отделение Всесоюзного объединения Союзпушнина), которое должно было выделить сторожей. Помимо работников охраны, на острова имели право высаживаться только рыбаки в местах, где находились промысловые избушки и прибрежные тони, без права заходить в глубину острова далее 25 метров; зверобои на таких же условиях, что и рыбаки, причем в течение июня и июля охота на морского зверя запрещалась полностью во избежание распугивания выводков водоплавающих птиц; работники лесных органов, которым разрешалось вести лесное хозяйство на островах в ограниченных размерах, а также граждане, имевшие разрешение от сельсовета на кошение сена, сбор ягод и грибов. 

 Распространение режима заказника на морскую акваторию вокруг и между островами не предусматривалось, следовательно, в охотничий сезон, который тогда начинался 15 августа, охота на море на все виды водоплавающей дичи, кроме гаг, разрешалась. Но уже менее чем через два месяца райисполком принял решение, в котором указывалось, что вместо многочисленных, разобщенных проливами заказников-островов создавался единый заказник, включающий как острова, так и морскую акваторию. А 7 сентября 1932 года в тех же границах был организован Кандалакшский охотничий заповедник². Судя по сохранившейся в архивах схематической карте, под охраной находилось около 10 тысяч гектаров морской акватории. Был несколько усилен режим охраны. В частности, период запрета охоты на морского зверя увеличен до четырех месяцев - сезон размножения птиц,- с 1 мая по 31 августа. Промысел морского зверя разрешалось производить лишь специальным зверобойным бригадам под контролем охотничьей стражи (так называлась тогда лесная охрана заповедника). Заповедник был включен в число организаций Карпушнины, которой поручалось охранять острова, отстреливать хищников и собирать гагачий пух. Охотничья стража находилась на островах со времени прилета водоплавающих птиц до отлета их на юг. 

 Рассматривая установленный тогда режим Кандалакшского заповедника, приходится признать, что, несмотря на свое название, заповедник в первые годы являлся, по существу, не более чем сезонным заказником. Прежде всего он не имел собственной, изъятой из хозяйственного пользования, территории, а охранял птиц на землях лесхоза и госзапаса³. Он не имел и самостоятельного бюджета, был подразделением сначала Кандалакшского заготовительного пункта Карпушнины, затем Карельского научно-исследовательского института, которые выделяли средства для заповедника. Далее, охране подлежал не весь природный комплекс, а лишь часть его. Наконец, функционировал заповедник не круглогодично, а только с мая по октябрь. Тем не менее присуждение ему ранга заповедника сыграло решающую роль в дальнейшем, способствовало его сохранению в 1937 - 1939 годах. 

 Кандалакшское подразделение Карпушнины направило в 1932 году на острова сторожей для охраны гаги от браконьеров и борьбы с наземными и пернатыми хищниками. Весной 1933 года начался первый рабочий сезон Кандалакшского заповедника. Руководство районного заготовительного пункта наняло несколько сторожей и выделило им лодки. Но, как показала ревизия, проведенная летом представителем центральной конторы Карпушнины, острова охранялись плохо. При сборе гагачьего пуха было обнаружено всего около трехсот гнезд. 

 В 1933 году возник вопрос о передаче заповедника в другое ведомство. На следующий год его передали Карельскому научно-исследовательскому институту, он получил наименование «Кандалакшский гагачий заповедник». Помимо охраны охотничье-промысловых птиц и сбора гагачьего пуха, заповедник стал базой для проведения исследований по орнитофауне⁴ Кандалакшского залива и, в первую очередь, изучения гаги. 

 На 1934 год штат заповедника был утвержден в количестве пяти сезонных единиц: четырех сторожей, нанимаемых с 15 мая по 1 октября, и завхоза. Летом того же года в Кандалакшский заповедник институт направил научного сотрудника Ленинградской промохотбиостанции М. И. Леганцева, чтобы описать заповедную территорию, обследовать условия обитания гаги для определения необходимых мероприятий по увеличению ее численности. Леганцев установил, что охрана заповедника организована плохо. Из двух принятых от Карпушнины лодок находилась в исправном состоянии только одна. Сторожа проживали на острове Лодейном и охраняли только прилегающую к нему часть. Более половины всей территории заповедника охраной не обслуживалось. Допускались и серьезные нарушения установленного режима заповедности. В сторожевой избушке на острове Большом Медвежьем жили зверобои, промышлявшие летом тюленей, на острове Ряжкове все лето проводились рубки леса. В августе в результате лесных пожаров на островах Вороньем и Большом Медвежьем погибла значительная часть леса. 

 Для наведения порядка в заповеднике срочно требовалось ввести должность заведующего. Весной 1935 года первым заведующим назначили научного сотрудника Карельского научно-исследовательского института Алексея Андреевича Романова, приглашенного на эту работу из Ленинграда. С его именем связано начало полноценной деятельности Кандалакшского заповедника, организация надлежащей охраны и научных исследований. Романов отстоял сохранение заповедника в 1937 году, когда ставился вопрос о его ликвидации. 

 С первых дней работы новый заведующий принял энергичные меры по улучшению охраны и бытовых условий жизни сторожей. Территория заповедника была разделена на три обхода с базами на островах Лодейном, Большом Медвежьем и Большом Ломнишном, где находились рыбацкие избушки, принятые еще от Карпушнины. Эти строения с земляным полом и дощатыми нарами нуждались в срочном ремонте. В избушках настелили дощатые полы, заменили нары койками, отремонтировали крыши, оконные рамы и печи. Сделали причалы для лодок. 

 Романов установил строгий контроль за соблюдением противопожарной безопасности в лесах и считал борьбу за сохранение их одной из главных задач заповедника. В 1935 году было несколько случаев лесных загораний, но все их быстро ликвидировали. В 1936 году загораний уже не отмечалось. Создание спокойной обстановки для гнездования водоплавающих птиц способствовало быстрому росту их численности. В 1933 году в заповеднике было учтено около 300 гнезд гаги, в 1934 году - 417, в 1935 году - 550, в 1936 году - 682. Количество разоренных гнезд за эти годы значительно уменьшилось. 

 Помимо административной деятельности, заведующий заповедником изучал экологию и поведение гаги в гнездовой и послегнездовой периоды, до массовой откочевки ее из заповедника. Он ставил перед институтом вопрос об организации круглогодичных научных наблюдений и постройке лабораторий на острове Лодейном, но поддержки не получил. Зимой деятельность заповедника прекращалась, сезонных работников увольняли. 

 В начале 1937 года над заповедниками Карелии⁵, в том числе и Кандалакшским, нависла угроза. Карельский научно-исследовательский институт был преобразован в Карельский научно-исследовательский институт культуры. Секции, естественно-производительных сил и лесная, при которых состояли заповедники, подлежали упразднению. Дирекция института в связи с этим предложила Карпушнине принять Кандалакшский заповедник в свое ведение. Карпушнина ответила отказом. Тогда заповедник решили ликвидировать. 


-----------------
1. Лудами на Белом море называют небольшие безлесные островки. 
2. Площадь вошедших в состав заповедника островов составила, по уточненным данным лесоустройства 1977 года, 1094 гектара, площадь литорали (прибрежная полоса морского дна, обсыхающая во время отлива) - 555 гектаров.
3. Земли, не переданные в постоянное или временное пользование лесхозам, колхозами другим организациям. 
4. Орнис (греч.) - птица; орнитофауна - совокупность птиц данного района.
5. В 1936 году в Карелии существовало четыре заповедника: Кандалакшский, «Кивач», «Косалма» и «Бесов Нос».




Категория: Кандалакшский заповедник | (16.01.2015)
Просмотров: 2626 | Теги: кандалакша | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы:

Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2020