Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Малайзия

Разноплеменный Сабах
 Кажется, я был первым корреспондентом «Правды», посетившим Сабах, бывшее британское Северное Борнео. Прямо у трапа на меня набросилась целая армия репортеров:,представители местных газет, радиостудии, правительственной информационной службы и еще какие-то лица, имевшие прямое или косвенное отношение к печати. Щелкают затворы фотоаппаратов, вспыхивают молнии, сыплется град вопросов. 

- Где вы изучали малайский язык? 

- Нравится ли вам Малайзия? 

- Нравятся ли вам малайзийские девушки? 

 Признаться, я побаивался, что на следующий день на газетных полосах я увижу какую-нибудь высосанную из пальца сенсацию. Но на следующий день убедился, что мои опасения были напрасны. Газеты вполне доброжелательно и корректно писали о прибытии советского корреспондента.

 В 1967 году, когда я прибыл в Сабах, его столица еще носила английское название - Джессельтон. Несколько позже город был переименован в Кинабалу. (Это же название носит и самая высокая гора края.) 

 Столица Сабаха - маленький и живописный город на берегу бухты. Его население едва насчитывает 30 тыс. жителей. Он стиснут морем и прибрежными холмами. Когда обозреваешь его с одной из поросших джунглями вершин, городок кажется искусно выполненной моделью города. Вот несколько кварталов с банками, магазинами и офисами - маленькая копия делового центра. Вот узенькая набережная, обсаженная деревьями, на которую выходят фасады небоскребов-отелей. И они кажутся не взаправдашними небоскребами, а миниатюрными копиями настоящих. Маленький порт с причалом. Полотно железной дороги, по которой бегут вагончики, не больше тех, какие бывают на детских железных дорогах. 
 

Кинабалу - административный центр Сабаха

 По склонам окрестных холмов в зелени садов разбросаны особняки местной знати, владельцев фирм, управляющих плантациями, лесопромышленников, крупных чиновников. Среди особняков выделяется монументальный дворец дипертуана - главы штата. 

 Есть еще и иной Кинабалу - город на сваях. Здесь живут рыбаки, портовые рабочие, прислуга, строители. Свайные постройки тесно жмутся друг к другу в лагуне, заливаемой морским прибоем. А для многих жилищем служит рыбацкая лодка или баркас. 

 Окна моего отеля выходят на море. Оно здесь необычно красочно, лазоревое, с бледно-голубыми, белесыми и даже розоватыми прожилками. Это коралловые отмели просвечивают через мелководье. На горизонте чернеют остроконечные лесистые островки. Местные рыбаки умело ориентируются в лабиринте рифов, направляясь с уловом на рыбный базар. 

 Когда заходит солнце, островки на горизонте становятся особенно четко очерченными и рельефными на золотисто-алом небе. Рябистая поверхность моря искрится отражением заката. 

 Рыбаки возвращаются после улова и причаливают к берегу. Бетонированный причал набережной облеплен лодками, баркасами. Вот один из рыбаков, высушенный солнцем и продубленный морской солью, деловито бросает маленький якорь и сходит на берег вместе с двумя мальчуганами. Они рады немного порезвиться на берегу. Мальчики, может быть, и появились на свет в море и провели большую часть жизни в тесной кабине баркаса, покрытой листами гофрированной жести, где на корме имеется несложный очаг для приготовления пищи. 

 Разговорился с рыбаком. Зовут его Амир. 

 Я обратил внимание, что у моих собеседников добротные баркасы с бензиновыми моторчиками и даже ручными помпами для откачки воды из трюма. Спрашиваю, кому принадлежат суда. 

- Одному богатому господину,- поясняет словоохотливый Амир.- А нам, беднякам, приходится их арендовать у хозяина. Правда, он позаботился и о моторчике, и о помпе. Ведь ему же первому от всего этого прибыль. Солидная часть улова идет хозяину в качестве арендной платы. 

 По национальности Амир оранг-лаут, что означает «морской человек». Под этим именем известны племена, обитающие в прибрежных районах Сабаха. Антропологи, не имея единой точки зрения относительно их происхождения, обычно считают, что это остатки древнейшего местного населения веддоидного типа, частично ассимилировавшегося с малайцами и принявшего малайский язык. Здешние жители считают их давнишними выходцами из Джохора и рассказывают различные легенды, связанные с их появлением на Калимантане. В настоящее время здесь живет не менее 60 тыс. оранг-лаут. 

 Современная этнографическая карта Сабаха пестра. Здесь можно выделить не менее двух десятков этнических единиц. 

 Наиболее древнюю часть населения составляют кадасаны или дусуны, муруты, оранг-лауты и другие племена, родственные даякам индонезийской части Калимантана. Ученые считают, что иммиграционные волны предков современных даякских племен с материка начались еще в конце 11 тысячелетия до н. э. Малайские племена стали проникать сюда значительно позже. Особенно активная волна малайской иммиграции была связана с тем периодом, когда Сабах входил в состав султаната Бруней. Малайцы живут в прибрежных местностях. Их основные занятия - земледелие, рыболовство, работа на плантациях. Сейчас в Сабахе можно встретить и сравнительно недавних выходцев из Индонезии (бугинезцы, яванцы и др.) и с Филиппин (сулу). Последние живут довольно компактной массой на крайнем севере Сабаха и в прилегающих к нему мелких островах. В городах живет немало китайцев и индийцев. Они занимаются торговлей, составляют интеллигентную прослойку населения, часть чиновничьего аппарата. Некоторые из китайцев обрабатывают землю в районе западного побережья. 

 Местное информационное ведомство организовало для меня поездку в один из районов, где живет много кадасан. 

...Едем по шоссейной дороге на северо-восток. Рисовые поля чередуются с каучуковыми насаждениями. Только деревушки встречаются здесь реже да в них вместо увенчанной полумесяцем мечети обычно маячит шпиль небольшой церквушки - след британского влияния. Освоенные земли тянутся неширокой лентой вдоль дороги. Дальше - холмы и горы, заросшие первобытными джунглями. Сабах не такая уж маленькая страна. Его площадь превышает 76 тыс. км, то есть более половины всей площади Западной Малайзии. На этом значительном пространстве проживает всего полмиллиона человек. Средняя плотность населения Сабаха, как и Саравака,- одна из самых низких в Юго-Восточной Азии - семь человек на 1 кв. км. Обжиты преимущественно прибрежные земли и долины рек. Обширные районы джунглей во внутренней части страны почти безлюдны. Редко, редко встретишь даяков-охотников. 

 И здесь, в Сабахе, жилые дома, даже особняки богачей, строятся на сваях трех-, четырехметровой высоты. Спереди традиционная открытая веранда с крутой лестницей. 

 Прежде дом был крепостью, где приходилось иногда выдерживать осаду врага. Сейчас кровавые столкновения между племенами и охота за черепами давно ушли в прошлое. Но люди убедились, что свайные постройки очень удобны в местных условиях. И всякая нечисть вроде огромного скорпиона или кобры не заползет и обеспечена отличная естественная вентиляция. 

...Вот и Туаран, небольшой городок с китайскими лавчонками, школой, мечетью и церковью. По случаю воскресного дня сюда направлялись на местный базар все, кто обладал собственным велосипедом или мотоциклом. Люди руководствовались практическим расчетом - в маленьком отдаленном городке любую снедь купишь за полцены. 

 Базар в Туаране, пожалуй, мало чем отличается от любого подобного базара на Востоке. Крики торговцев, расхваливающих свой товар. Стойкие запахи дурьяна, тронутой тропическим зноем рыбы и еще чего-то острого, пряного. Местные фрукты, пестреющие всеми красками и оттенками. Изделия народных умельцев: простые циновки, корзины, остроконечные плетеные шляпы, украшенные тонким орнаментом, национальные ножи с большим овальным лезвием, какой-то замысловатый духовой музыкальный инструмент, состоящий из соединенного воедино набора деревянных трубочек, расшитые красивым узором ткани. Большая толпа зевак собралась возле парня-индийца в пестрой рубахе. Он сидит на циновке, поджав под себя ноги, и выводит на деревянной флейте несложный заунывный мотив. Перед ним плоская корзинка. Когда зеваки окружают его плотным кольцом, индиец прекращает свою музыку и произносит речь на невообразимой смеси всех языков Сабаха. Смысл ее примерно таков: 

- Люди! Вы увидите сейчас необыкновенное чудо. Вот в этой корзине у меня находится змея. Малайцы зовут ее улар, европейцы - снэк. Только посвященные могут обращаться с ней. Кто из вас смел и не боится ядовитых зубов, снимите крышку. 

 Смельчаков не находится. Доморощенный заклинатель продолжает в том же духе, испытывая терпение зевак. Наконец он открывает крышку. Там оказывается безобидный питончик. Змея лениво подымает голову, высовывает раздвоенный язычок и выползает из корзинки. 

 Самое интересное на этом базаре - пестрая разноплеменная толпа. Китайцы, малайцы, баджары теперь уже мало отличаются друг от друга своей одеждой; они, как правило, одеты по-европейски. Кадасаны же упорно следуют традициям. Женщины-кадасанки носят короткий черный саронг, украшенный красной каймой или тканым узором. Через плечо обычно перекинут свернутый в виде перевязи кусок красной ткани. Молодые, обычно незамужние женщины оплетают поясницу тонким отполированным и выкрашенным также в красный цвет ротангом. Получается как бы многослойный обруч наподобие корсета. Некоторые племена добавляют к этому наряду украшения из медных колечек, нанизанных на ротанговый обруч. Мужчины носят короткие черные куртки, расшитые красным узором, и такую же перевязь. 
 

Девушка-кадасанка

 Люди из кадасанского племени лотудов уже отказались от многих древних обычаев. Многие дети лотудов закончили среднюю школу, кое-кто занят интеллигентным трудом. 

 Я узнал, что одно из племен кадасанов, упорно сохраняющее древние анимистические верования и почти весь жизненный уклад,- это племя тамбунан. Живет оно в узкой долине близ городка Тамбунан. Местность эта лежит к юго-востоку от Кинабалу и связана с побережьем шоссейной дороги. 

 В настоящее время кадасаны составляют около 1/3 населения Сабаха. Они делятся на ряд племен, говорящих на разных диалектах и имеющих свои местные особенности в обычаях, верованиях. В целом материальная культура кадасанов близка к культуре даяков индонезийского Калимантана. Однако кадасаны, как правило, уже не живут в длинных домах, вмещающих целый род. Этот традиционный тип жилища сохранился лишь у одного племени рунгусов на крайнем севере Сабаха. 

...Итак, мы в районе Тамбунана, где сосредоточено до двух десятков кадасанских деревень. Рисовые поля, а изредка и насаждения каучуковых деревьев, бананы и кокосовые пальмы, окружающие хижины, небольшие огороды с помидорами, маниокой и сладким картофелем-бататом - все это говорит о том, что кадасаны - земледельцы. Впрочем, кадасаны из Тамбунана выращивают овощи лишь для того, чтобы продать их китайским торговцам. Сами же они предпочитают овощам дикорастущие плоды из джунглей и дичь. Занятие земледелием всегда сочетается у них с охотой и сбором лесных плодов, 

 Жилища местных кадасанов сравнительно невелики и каждое рассчитано лишь на одну семью. Крышу кроют пальмовыми листьями или же расщепленным и тесно подогнанным друг к другу бамбуком. В доме всего одно-два небольших окна, пропускающих мало света и свежего воздуха. Среди предметов домашнего обихода кадасанов много различных предметов, сплетенных из ротанга, древесного луба или простой соломки. Это конусообразные шляпы, корзинки, короба, циновки. Даже самые обыкновенные и незамысловатые вещи выполнены с художественным вкусом. Какое разнообразие орнаментов! Иногда этот орнамент достаточно сложен. Разноцветные квадраты и ромбы сочетаются с зубчатыми или волнистыми линиями. 

 Кадасан слепо верит, что вся его жизнь находится под воздействием злых и добрых магических сил. Опасно делать большие окна - в дом может проникнуть Амбория. Она приносит болезни, голод, неурожай, наводнение. 

- Что такое Амбория? Злое божество, чудовище, дьявол? Кадасан вам никогда не сможет объяснить этого и ответит: 

- Амбория приносит несчастье. 

- Где обитает Амбория? 

 Кадасан сделает широкий жест и скажет: 

- Она везде. 

 Итак, с этим весьма неопределенным понятием не связывается какой-либо конкретный образ духа, божества. Это скорее просто злая магическая сила, которая может проявляться в различных силах природы.

 Есть ли средство предотвратить беду? Да, конечно. Если кадасан разговаривает о болезни, смерти или ином несчастье, он должен сплюнуть и произнести слово «пауте». Это выражение приблизительно соответствует нашему «сгинь сатана!». Без этого восклицания подобное несчастье может обрушиться и на него самого. Особенно много опасностей подстерегает человека, если его застали в лесу ночные сумерки. Тогда он должен плеваться всю дорогу, чтобы не случилось беды. Если человек вышел из дома на заре, ему следует сплюнуть в сторону, где восходит солнце. 

 Кадасан слепо верит в приметы и сновидения. Найдет он в лесу во время охоты гладкий камень или зуб кабана - значит, ждет, по поверью, его редкая удача. Если же он натолкнулся на поваленный ствол дерева, преградивший путь, или заметил падающий на землю зеленый лист, то ждет беды. Сон, связанный с несчастливыми приметами, становится предметом длительных дискуссий в семье. Если семейный совет найдет это нужным, приглашается для предотвращения беды деревенский жрец. 

 Но кроме Амбории, согласно поверью, в природе еще существует Сунасайн. 

- Сунасайн приносит удачу,- скажет вам кадасан и опять не сможет нарисовать никакого определенного образа. Сунасайн- это просто добрая сила, помогающая человеку во всех случаях жизни. Рождение ребенка, помолвка, женитьба, переезд в новый дом, успех на охоте, выздоровление после болезни - все это не обходится без ее помощи. 

 Если житель деревни намерен отпраздновать свадьбу сына, или построить новый дом, или засеять рисом новый участок земли, он не обходится без жреца. Семья готовится к торжеству. Гостей ожидает кушанье - рис с различными приправами. Поднос с едой ставят посредине комнаты и накрывают куском черной материи. Приходят гости, родные, соседи. Они рассаживаются на циновках. Наконец появляется жрец. Это обычно глубокий старец. Он садится перед подносом и принимает из рук хозяина сосуд с алкогольным напитком из пальмового сока. Отведав напитка, жрец передает его по кругу другим гостям, а сам принимается читать молитвы. Он прославляет добрую силу Сунасайн, призывает ее приходить людям на помощь и обезвредить влияние злой силы Амбории. 

 Закончив непродолжительное чтение молитв, жрец снимает ткань с подноса с едой и принимается за угощение. Потом еда передается другим гостям. В награду за услугу семья посылает затем жрецу курицу, овощи и другие продукты.



Категория: Малайзия | (02.02.2016)
Просмотров: 256 | Теги: Малайзия | Рейтинг: 0.0/0


Похожие материалы:
Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017