Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Малайзия

Разноязычный полуостров
 В разноязычности, этнической разноликости малайзийского населения убеждаешься, стоит только пройти по улицам столицы. На бойких перекрестках встречаются рослые сикхи-полицейские в тюрбанах. Мелкой рысцой по проезжей части улицы вдоль тротуара бегут сухопарые тамилы, переносчики тяжестей. Здесь увидишь китайских модниц в узких шелковых платьях с разрезами на бедрах, малайские саронги, индийские сари. Здесь можно услышать английскую, малайскую, китайскую, тамильскую речь. 

 Население страны в последние десятилетия увеличивалось быстрыми темпами. К началу века на территории современной Малайзии проживало меньше полумиллиона жителей. А в настоящее время население страны превышает десять миллионов человек. Оно росло не только за счет естественного прироста, но и за счет иммиграции из Китая, Индии, Индонезии. Англичане, приступив к добыче олова и организации крупных плантационных хозяйств на Малаккском полуострове, нуждались в дешевой рабочей силе. Голодные безработные из Индии, Китая, Индонезии оказались находкой для английских вербовщиков. Значительный приток иммигрантов в Малайю изменил национальную структуру страны, сделал ее более пестрой. Главный результат этого изменения - в современной Малайзии нет явно преобладающего национального большинства. 

 Предки современных малайцев стали переселяться на Малаккский полуостров с восточного побережья Суматры еще в раннем средневековье. Особенно интенсивно эта иммиграционная волна шла в 7 - 13 веках, когда обширные земли по обе стороны Малаккского пролива входили в состав могущественной суматранской империи Шривиджайя. Несколько позже часть малайских переселенцев с Малаккского полуострова устремились на остров Калимантан. 

 Обычно в состав малайской части населения страны включают не только собственно малайцев, но и выходцев из соседней Индонезии, таких, например, как сунданцы, минангкабау, аче и др. Часть минангкабау, переселившихся сюда с Центральной Суматры, держится компактной массой в районе Малакки, сохраняя язык и некоторые элементы своей культуры. Но основная масса выходцев из Индонезии рассеялась по всей стране среди малайского населения, не отличаясь теперь от него ни по языку, ни по культуре. Большинство из. них переселилось сюда в конце прошлого - начале нынешнего столетия, когда шел основной иммиграционный поток из Индии и Китая. 

 Однажды я разговаривал со служителем отеля, безукоризненно вежливым молодым человеком, облаченным в светлую форменную тужурку. Звали его Али. 

- Господин приехал из Индонезии? - спросил он, охваченный нескрываемой радостью. 

- Из Индонезии. Почему это тебя интересует? 

- Потому что Али яванец. Али не малаец. 

 Как многие простые индонезийцы, он говорил о себе в третьем лице. 

- Господину не приходилось бывать на Центральной Яве в Семаранге? Большой город у моря. Как там жизнь? 

 Из дальнейшего разговора я узнал, что сам Али никогда не был в Индонезии, не знал и местного яванского языка. Не бывал на родине предков и его отец. Дед жил под Семарангом и был нищим безземельным арендатором. Его семья бедствовала и голодала. Многие из односельчан отправлялись в поисках заработка в район Медана на Северную Суматру. Они надеялись устроиться на каучуковую плантацию - и стать сборщиками латекса. Однажды их примеру последовал и дед Али. Но на Суматре оказалось слишком много переселенцев с густонаселенной Явы, а плантаторы в ту пору не нуждались в таком количестве рабочих рук. В Медане дед Али встретил разбитного китайца из Малакки. Он оказался агентом крупной английской каучуковой компании, вербовавшим безработных индонезийцев и обещавшим всякие блага. Многие подписали контракт, поставив на листе бумаги вместо подписи закорючку, и отправились за Малаккский пролив. Обещанными благами оказались каморка в ветхом бараке и нищенская зарплата плантационного рабочего. И дед, и отец Али собирали на плантации латекс, братья и сейчас работают на каучуковой фабрике. Из всей семьи. одному лишь Али посчастливилось выбраться в город и устроиться в недавно построенный большой отель. 

 Подобную историю могли бы рассказать многие выходцы не только из Индонезии, но также из Индии и Китая. 

 К более отдаленным родственникам малайцев относятся даякские племена Калимантана, в частности жители малайзийской части обширного острова. Ученые-этнографы называют их протомалайцами и полагают, что далекие предки современных даяков начали проникать в этот район с конца 11 тысячелетия до н. э. По языку и образу жизни даяки значительно отличаются от малайцев. Они сохраняют многие пережитки родо-племенной организации, старинные черты быта, типы построек, анимистические верования. 

 Малайцы и родственные им народы - крупнейший этнический компонент страны. Они составляют около 53% всего населения. 

 Выходцы из Китая играли здесь заметную роль еще в средне-вековом обществе. В Малакке, важном торговом и политическом центре Малаккского султаната, существовавшем в 15 - начале 16 века, жило немало китайских торговцев. Местные султаны охотно приглашали на службу умельцев из Китая: ювелиров, резчиков, чеканщиков, оружейников. Многочисленные старинные предметы китайского ремесла, фарфоровые и фаянсовые изделия, бронзовая и латунная утварь, оружие, безделушки из слоновой кости, лака, нефрита и других ценных пород камня, украшенные рельефными изображениями, и сейчас можно встретить в музеях Малайзии и даже в антикварных лавках. С конца прошлого века усиливается приток рабочей силы из Китая. Иммигранты-китайцы пополняют ряды местного пролетариата на рудниках, лесоразработках, отчасти на плантациях. Появлялись в Малайзии и состоятельные китайцы, покидавшие свою родину по тем или иным причинам и занимавшиеся здесь торговлей, предпринимательством. В настоящее время китайцы составляют 37% населения Малайзии. 

 В последние десятилетия прошлого и в начале нынешнего века в Малайю устремилась значительная волна индийских переселенцев. Индия была тогда британской колонией, и английские вербовщики дешевой рабочей силы чувствовали себя там весьма вольготно. Выходцы из Индии (преимущественно тамилы из ее южных районов), а также с Цейлона становились в Малайе преимущественно плантационными рабочими. Около 9% населения страны - выходцы из Индии. 

 Есть в Малайзии и такие национальные меньшинства, как арабы, тайцы, португальцы. Последние живут в районе Малакки. Это потомки португальских завоевателей, владевших Малаккой с 1511 по 1641 год. Немало в стране и лиц различного смешанного этнического происхождения, а также англичан (около 15 тыс.), живущих преимущественно в крупных городах. Среди местных англичан - предприниматели, служащие частных фирм, различные специалисты, до сих пор находящиеся на службе в малайзийских правительственных учреждениях, преподаватели, христианские священнослужители и пр. 

 При этой этнической пестроте выделяются три наиболее важных компонента: малайцы, китайцы и индийцы. Вместе они составляют 99% населения страны. Каждая народность сохраняет свою национальную самобытность, свои обычаи, нравы, элементы культуры. Эти различия заметны даже во внешнем облике, в одежде. В официальных учреждениях служащие независимо от национальности обычно носят платье европейского покроя. В домашней обстановке, в гостях, на прогулке или праздничной церемонии каждый старается придерживаться традиционной национальной одежды. 

 Малаец носит узкие брюки, рубаху с широкими рукавами, так называемую баджу, и короткий саронг, кусок клетчатой, полосатой или орнаментированной ткани, обвернутой вокруг поясницы и бедер. На голове черная бархатная шапочка-сонгкок, подобная индонезийской пичи, либо повязка или тюрбан из головного платка. В каждом из султанатов своя традиционная форма головного убора. Женщины-малайки носят длинный саронг и поверх него кофту свободного покроя длиною до колен, реже блузу или жакет с застежками только до талии. Зажиточные малайцы в торжественных случаях, например на свадебных церемониях, надевают парадное платье из парчи, расшитой золотом и украшенной драгоценностями. Изредка можно увидеть мужчин, у которых за поясом старинный малайский кинжал-крис с волнообразным лезвием. 

 Мужчины-китайцы в своем подавляющем большинстве носят обычное европейское платье. Женщины более привержены традиционной китайской моде. Парадное женское платье - узкое, плотно обтягивающее фигуру, без рукавов, с глухим стоячим воротником и разрезами на бедрах. Разрезы делаются для того, чтобы узость платья не препятствовала движению. В повседневной обстановке, на работе или идя на базар, китаянка носит широкие шаровары и короткую, узкую в талии кофту. Рабочее платье шьется из простых тканей темных тонов, парадное - из дорогих китайских шелков, расшитых национальным мотивом: цветами, орнаментом, элементами пейзажа. 

 Индиец может носить брюки с однобортным сюртуком или широкую рубаху с шарфом и саронгом. Женщины ходят в традиционных сари из тонкой ткани ярких расцветок, иногда украшенных золотой каймой с блестками. Сари - длинный (иногда более пяти метров) кусок ткани, искусно обвернутый вокруг тела. Под него надевается юбка обычно такой же расцветки и короткая, узкая, плотно стягивающая верхнюю часть торса кофточка. У выходцев из различных районов Индии можно встретить местные различия в фасоне платья. 

 В качестве другого характерного примера различий в национальных традициях народов Малайзии можно привести различия в типах жилищ. Малайцы, как мы уже видели, строят свои дома на сваях. Такой тип жилищ можно встретить в любой местности: в болотистой низине, на холме, на берегу реки, в сельском кампунге и на окраине большого города. Если отбросить этот главный принцип строительства, малайское жилище теряет национальное своеобразие. Теперь уже редко встретишь характерную продолговатую крышу с изгибами, редкостью стала резьба, украшавшая прежде столбы, веранды, перекрытия, карнизы, коньки крыши. К сожалению, искусство резьбы по дереву, которым еще так недавно славились малайские мастера, в настоящее время почти совсем исчезло. Такая же судьба, кстати, постигла и ряд других художественных ремесел, например кустарное ткачество, чеканку по металлу, ювелирное ремесло. Одна из главных причин этого - наплыв фабричных изделий. Ремесленник не выдержал конкуренции фабрики. 

 Китайцы теперь нередко заимствуют у малайцев свайный тип жилища как более практичный в местных климатических условиях, но обычно они ставят дом на чуть приподнятой земляной площадке. 

 Много яркого своеобразия и самобытности можно найти в обычаях, обрядах, празднествах, искусстве различных народов, населяющих Малайзию. 

 Однажды я попал на официальный прием в резиденцию заместителя премьер-министра Малайзии. Гостям были продемонстрированы малайские классические и современные танцы. Несколько пар танцующих вышло на арену в старинных, расшитых золотой парчой платьях, в остроконечных, словно тайские буддистские пагоды, головных уборах. Они исполняли танцевальную сценку на мотивы древней эпической поэмы. Ее персонажи - доблестные витязи, полубоги-полулюди, совершающие необыкновенные подвиги. Виртуозно отточенные движения танцовщиков делали их почти невесомыми. Казалось, перед тобой неземные сказочные существа, мираж. Легкое дуновение ветерка - и они рассеются, как опавшие лепестки ярких цветов,. А потом те же самые юноши и девушки вышли на арену в простых саронгах и исполнили современный народный танец, наполненный живостью и лукавством, неподдельным молодым задором и грацией. Теперь это были не бесплотные эпические персонажи, а живые люди, со своими чувствами и радостями. 

 У малайзийских индийцев можно наблюдать обряд самоистязания, перенесенный на почву Малаккского полуострова из Южной Индии. Индийские религиозные празднества, во время которых фанатики занимаются самоистязанием, привлекают толпы любопытных зевак. Эти обряды распространены у шиваистов и приурочиваются к большим храмовым праздникам, посвященным Шиве и некоторым другим богам индуистского пантеона. В дни таких праздников храмы переполнены публикой. Это не столько непосредственные участники шествия самоистязателей и молящиеся, сколько зрители - малайцы, китайцы. Где еще увидишь такое зрелище! Зеваки забираются на деревья, каменную ограду, верхние галереи, крыши. 

 Слышу грохот гонгов и еще каких-то ударных инструментов, почти заглушающих непривычную для нашего слуха восточную мелодию. По улице медленно движется процессия празднично одетых китайцев с хоругвями, знаменами, испещренными иероглифами. Это не политическая демонстрация, а китайские похороны. Впереди несут портрет покойного, букеты белых цветов. Люди в белых одеждах. Где-то в середине процессии погребальная карета - тоже в белых цветах. Вообще китайцы - любители шумных уличных шествий. По случаю своего нового года и других традиционных праздников они устраивают многолюдные шествия - карнавалы, Молодые парни непременно обряжаются в дракона, выступают акробаты, клоуны, гремят гонги. Актеры любительских трупп - чаще всего это старшеклассники из китайских школ - нередко обращаются к популярным сюжетам китайской классической драмы и оперы, сохраняя традиционную манеру исполнения, подчеркнуто условные костюмы, грим или маски. 

 ...Народы Малайзии отличаются не только своеобразием быта, культуры, традиций. Каждый из них занимает свое специфическое место в малайзийском обществе, политической и экономической жизни страны. Малайцы составляют основную массу крестьянства страны, часть сельскохозяйственного пролетариата, занимаются рыболовством, некоторыми ремеслами. Лица малайской национальности составляют основной костяк административного аппарата, занимают ключевые позиции в правительственных учреждениях. В сфере экономической жизни позиции малайской буржуазии сравнительно слабы. Крупных предпринимателей-малайцев - единицы. 

 Большая часть китайцев проживает в городах. В некоторых крупных центрах они составляют более половины населения. Наиболее высок процент китайского населения в столице и в штатах западного побережья Малаккского полуострова: Джохоре, Малакке, Селангоре, Пераке и Пинанге. Здесь сосредоточено около 3/4 всех малайзийских китайцев. 

 Еще во времена британского колониального господства местные китайцы заняли крепкие позиции в торговле и сфере финансов. Англичане стремились опереться в Малайзии, с одной стороны, на малайскую феодально-бюрократическую верхушку, с другой - на китайских торговых посредников. Последние умело извлекали для себя выгоду из сотрудничества с английским монополистическим капиталом, играя роль его младшего партнера и агента. В настоящее время местная китайская буржуазия занимает доминирующие позиции в сфере национального предпринимательства, оптовой и розничной торговли, банков, экспортно-импортных операций. Есть среди китайцев и крупные по местным масштабам плантаторы и промышленники, владельцы оловянных копей, фабрик. Немало лиц китайской национальности и среди интеллигенции: профессуры, врачей, адвокатов, деятелей искусства. Из китайцев в основном состоит и городская мелкая буржуазия, а также промышленный пролетариат, в первую очередь его квалифицированное звено. 

 Выходцы из Индии образуют основную массу плантационных рабочих и городского неквалифицированного пролетариата. Некоторое число представителей этой группы населения можно найти среди правительственных чиновников, интеллигенции, торговцев. Более или менее состоятельные и образованные индийцы, как правило, не тамилы, а выходцы из Северной Индии. Среди местных полицейских немало сикхов. 

 Ведущие буржуазные политические партии Малайзии строятся по национальному признаку. Это Объединенная малайская национальная организация, Китайская ассоциация Малайзии и Индийский конгресс Малайзии. Все три партии составляют правящую коалицию или блок, который принято называть Союзной партией или Партией альянса. 

 Одной из важнейших задач в своей внутренней политике коалиционное правительство Малайзии ставило и ставит укрепление позиций национального, в первую очередь малайского, капитала. Нередко этот курс называют политикой малайзации. Деятельность Совета содействия народному развитию, способствующая некоторому экономическому укреплению малайской буржуазии, все же пока ограничивается скромными масштабами. Она не может существенно поколебать доминирующие позиции местного китайского и тем более иностранного монополистического капитала.

 И все же подобные мероприятия и сам факт преобладания малайцев в государственном аппарате вызывают у китайской буржуазии откровенное неудовольствие. Она не удовлетворена своим слишком скромным, по ее мнению, местом в государственном аппарате, желала бы потеснить в этой сфере своих малайских соперников. Малайские предприниматели недовольны своими слабыми позициями в экономике и хотели бы укрепиться, потеснив китайский капитал. В этом и заложена основная суть национальных противоречий в Малайзии. В это соперничество в той или иной мере втянуты широкие малайские и китайские общественные круги, представленные как блоком правящих, так и оппозиционными партиями. Рядовой малаец или китаец - рабочий, мелкий служащий, мелкий буржуа, ощущающий на себе гнет крупного капитала, как местного, так и иностранного, монополистического, сталкивающийся с социальной несправедливостью, нередко под влиянием своих лидеров приходит к ошибочным выводам о том, что корень зла не в эксплуататоре вообще, а в «плохом» эксплуататоре из другого этнического лагеря. Сложности национальной проблемы в Малайзии в немалой степени способствуют вчерашние колонизаторы. Иностранные монополии препятствуют этнической консолидации малайзийского общества, сохраняя в своих руках еще многие рычаги духовного воздействия на население страны. Они заинтересованы в том, чтобы отвлечь трудящихся от классовой и антиимпериалистической борьбы, искусственно обостряя противоречия национальные. 

 Майские события 1969 года, вылившиеся в столкновения между малайцами из Объединенной малайской национальной организации и китайцами, преимущественно из мелкобуржуазных оппозиционных партий, показали всю сложность национальной проблемы в стране, переплетающейся здесь с проблемами социальными. Непосредственным поводом к столкновениям послужила демонстрация в Куала-Лумпуре, которую пытались провести оппозиционеры в знак определенных успехов на парламентских выборах, позволивших им потеснить правящую коалицию. Китайские националисты выступили под лозунгом: «Мы за малайзийскую, но не за малайскую Малайзию!» Малайские националистические круги болезненно реагировали на это выступление. Начались кровопролитные стычки между представителями двух национальных групп. В городе послышалась стрельба, запылали дома, начались погромы жилищ и магазинов, появились десятки, а потом и сотни убитых и раненых. Одним из районов наиболее ожесточенных столкновений был промышленный пригород столицы Петелинг Джая. Правительство объявило о чрезвычайном положении, прибегло к помощи войск. Действие выборных представительных органов было приостановлено на неопределенный срок. 

 В последний раз я побывал в малайзийской столице через несколько месяцев после майской трагедии, Еще можно было встретить следы столкновений и погромов: остовы сожженных домов, воинственные лозунги на стенах, наспех закрашенные белилами. В беседах с любым малайзийцем, будь то видный государственный деятель или простой трудящийся, неизбежно заходила речь о недавних событиях. И подавляющее большинство собеседников было убеждено, что всякая попытка решать сложные этнические проблемы недемократическим путем, на основе претензий какой-либо одной национальной группы на исключительное положение в обществе не может быть успешной. Столь же бесплодной будет попытка решать проблему при иностранном вмешательстве, откуда бы оно ни исходило. 



Категория: Малайзия | (30.01.2016)
Просмотров: 383 | Теги: Малайзия | Рейтинг: 0.0/0


Похожие материалы:
Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017