Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Малайзия

Старая Малакка
 Малакка - старинный портовый город, расположенный к югу от Куала-Лумпура. Он богат историческими памятниками эпохи португальского и голландского колониального господства. 

 Выезжаем из Куала-Лумпура на экскурсионном автобусе. Шофер-тамил лихо гонит громоздкую машину по шоссе. За окном однообразный пейзаж - нескончаемые ряды гевеи. Плантации отступают лишь перед заброшенными оловянными карьерами или бесплодными каменистыми плешинами. 

 Останавливаемся пообедать в небольшом городке Серембанге - столице султаната Негри-Сембилан. На официальных зданиях были вывешены местные флаги. Ведь каждый султанат имеет свой флаг и герб помимо общемалайзийских государственных эмблем. В зале отеля, где нас ожидал обед, красовался портрет султана Негри-Сембилана и его первой супруги. Филателисты могли купить у администратора экзотические почтовые марки, имеющие хождение только в данном султанате. 

 Дворец султана стоит посреди живописного парка на холме. У подножия холма пруд, на берегу которого расположена новая мечеть интересной архитектуры - ее легкое перекрытие сложной конструкции высится на высоких бетонных столбах, словно шатер на подпорах. Есть в городе и маленький историко-этнографический музей. Любопытно само здание - продолговатое, с седловидной крышей, украшенное резьбой. Оно напоминает традиционные строения народа минангкабау на Центральной Суматре. Это сходство не случайно. В султанате Негри-Сембилан довольно много выходцев из этого района Индонезии. В прошлые века многие минангкабау переселились на Малаккский полуостров и образовали здесь небольшие княжества. 

 ...Продолжаем наш путь на юг. Опять нескончаемые ряды каучуковых деревьев. Плантации, плантации... Белесые стволы гевеи с чашечками. Сухопарые тамилы, собирающие латекс.

 В Малакку приехали под вечер. Сначала мы увидели обычный провинциальный малайский городишко. Небогатые дома е террасами. Пальмы и бананы во двориках. Красные бензоколонки с эмблемами нефтяной компании «Шелл». Ряды китайских лавчонок с вывесками-иероглифами. Узкий канал с баркасами. Горбатый мост. И наконец, перед нами возникла собственно Малакка, своеобразная, неповторимая.. Кварталы, где сохранились наслоения прошлых эпох, где все дышит историей. 

 Попадаем в лабиринт узеньких улиц. Кажется, что наш автобус вот-вот зацепится за старинную постройку или застрянет, стиснутый фасадами домов, да так и не выберется из узкой каменной щели. Но наш шофер-тамил как-то ухитряется лавировать здесь. 

 Малакка в 15 - начале 16 века была столицей самостоятельного султаната. Город был основан на берегу Малаккского пролива малайскими выходцами из Сингапура. Через пролив проходили важные торговые пути, связывающие Индию и арабские страны с Китаем и другими государствами Восточной Азии. Поэтому портовый город Малакка становится одним из крупнейших торговых центров Юго-Восточной Азии. Здесь можно было встретить немало иностранных купцов, мореплавателей, услышать арабскую, китайскую, индийскую, яванскую речь. 

 Не удивительно, что Малакка вскоре привлекла алчные взоры португальских завоевателей. Они с вожделением смотрят на этот приморский город, вознамерившись сделать его главным опорным пунктом своего влияния в Юго-Восточной Азии и плацдармом для осуществления дальнейшей колонизации. 

 Португальцы проникли в этот район в начале 16 века. Во главе португальской экспедиции стоял предприимчивый авантюрист-конкистадор Альфонсо де Альбукерки. В 1511 году португальские войска под его командованием после ожесточенной борьбы овладели Малаккой. Укрепившись в этом стратегическом пункте, они стали совершать набеги на соседние малайские княжества. 

 В 17 веке начался заметный упадок старых колониальных хищников - Испании и Португалии. Происходит возвышение более передовых по тому времени государств - Англии и Голландии, где развиваются новые капиталистические отношения. Голландцы стремятся укрепиться на Цейлоне, в ряде. пунктов Индии, вытесняя оттуда португальцев, ведут последовательную колонизацию Индонезийского архипелага и упорную борьбу с португальцами из-за Малакки. В конце концов в 1641 году португальское владычество в Малакке, продолжавшееся более 130 лет, окончилось, и город после ожесточенного боя перешел в руки новых колонизаторов - голландцев. 

 В дальнейшем претендовать на господство над Малаккой стали англичане, расширяющие шаг за шагом свои позиции в Индии. В 1795 году англичанам удалось овладеть Малаккой. В качестве предлога для этого захвата был использован тот факт, что Голландия стала союзницей революционной Франции. В 1818 году англичане были вынуждены вернуть Малакку Голландии. Однако голландцы уже не могли успешно соперничать с Англией, ставшей к тому времени сильнейшей капиталистической колониальной державой. В 1824 году было заключено англо-голландское соглашение о разделе сфер влияния в Юго-Восточной Азии. По этому соглашению англичане в обмен за признание голландских прав на Индонезию и отказ от своего сеттльмента в Бенкулене на Суматре получили Малакку. 

 Современная Малакка - это наслоение различных эпох, связанных с бурной историей города, со сменой различных колонизаторов. Средневековый Малаккский султанат не оставил или почти не оставил своих памятников. По-видимому, султаны не успели возвести монументальных сооружений. А легкие деревянные строения были уничтожены португальскими завоевателями. Все то, что пощадили первые колонизаторы, не пощадило время. Сейчас показывают место на холме, где когда-то будто бы находился дворец - крепость малаккских правителей. 

 В качестве памятника, относящегося к эпохе султаната, пока-зывают также колодец у подножия другого холма - Вукит Чина (Китайский холм), с которым связаны различные легенды и предания. Иллюстрированные издания для туристов, посвященные Малакке, рассказывают, что этот старинный памятник так же знаменит, как фонтан в Риме. Туристы бросают в него монетки на счастье и пьют из него воду. Сейчас на Китайском холме старое китайское кладбище. Довольно хорошо сохранились некоторые надгробья знатных китайцев из числа ранних выходцев из Китая. 

 Памятников времен португальского господства в современной Малакке сохранилось тоже мало. Это остатки форта Сант-Яго (святого Якова) и развалины церкви святого Павла, которую голландцы впоследствии использовали в качестве протестантского храма. Эпоха голландского владычества оставила нам больше исторических памятников. Среди них ряд интересных построек 17 - 18 веков, хорошо сохранившихся благодаря неоднократным реставрациям. Это прежде всего церковь Христа (в настоящее время англиканский храм), здание ратуши, построенное между 1641 и 1660 годами, дома богатых купцов. Все эти постройки, образующие единый выразительный ансамбль, отличаются характерной для голландской архитектуры того времени аскетической сухостью. В них угадываются общие черты с некоторыми сооружениями Петровской эпохи в Петербурге, испытавшими архитектурное влияние Голландии, где, как известно, побывал Петр 1. 

 После установления господства англичан стали появляться различные административные и деловые постройки в стиле викторианского классицизма - с колоннадами, подпирающими фронтоны, и куполами над центральной частью фасада. В бессистемном порядке город застраивался китайскими лавчонками и домами богатых малайцев. А в последующие годы появились и современные постройки из бетона и стекла. Все это придает Малакке вид необычайно пестрый, разноликий. 

 Мы останавливаемся в небольшом отеле старинной постройки на берегу моря. Широкая набережная застроена старомодными зданиями. Рядом с нашим жильем католический колледж и какой-то аристократический клуб. Невдалеке на холме зияют пустыми глазницами руины португальской церкви. С наступлением сумерек руины сливаются с окружающими деревьями в черную бесформенную глыбу и кажутся обиталищем фантастических существ. 

 Вечером мы предоставлены сами себе. Можно прогуляться по городу. 

 В приморском сквере перед маленьким домиком местного музея - три старинные пушки, как бы олицетворяющие три эпохи колониального господства, в общей сложности почти четыре с половиной столетия. Первая пушка, судя по рельефной эмблеме и надписи на чугунном стволе,- португальская, вторая по тем же признакам - голландская. Третья относится уже к периоду английского господства. 

 Ходим по портовым улочкам. Лавочники - китайцы и индийцы всячески стараются зазвать нас в свои торговые заведения. Если быть точным, то надо сказать, что зазывают преимущественно индийцы, более темпераментные и суетливые. Китайцы лишь провожают нас взглядом, скрывая любопытство за внешней невозмутимостью и. флегматичностью. 

 Поздним вечером прогуливаемся по морскому берегу - излюбленному месту прогулок молодежи. Кто побогаче, приезжает сюда целой компанией на автомашине. Под густыми кронами деревьев на скамейках укрылись парочки. Бархатисто-черное море лениво плещется о шероховатые бесцветные камни коралловых отмелей. Гуляющие бросают в воду пригоршни камешков. Бросишь камешки - и на короткий миг вода вспыхивает фосфорическим фейерверком.

 На следующий день знакомимся с памятниками старины. Начинаем нашу экскурсию с крепостных ворот-башни на набережной у подножия холма. Это все, что осталось от португальского военного форта - крепости Сант-Яго. Входной проем прорезывает каменную толщу крепостной башни, делая в ней изгиб. Внешнее оформление башни носит некоторые черты средневекового иберийского зодчества. Над аркой в стену вделана мраморная плита с гербом голландской Ост-Индской компании и датой - 1670. На другой стороне башни установлена мемориальная доска с надписью, указывающей, что это единственная сохранившаяся часть форта, построенного Альфонсо де Альбукерки в 1511 году. Овладев Малаккой и разрушив португальские укрепления, новые колонизаторы-голландцы установили эти доски как знаки победы над португальцами и напоминание о своем господстве. 

 От остатков форта поднимаемся по крутым каменным ступеням на вершину холма мимо каких-то более поздних надгробных памятников. Вот и вершина. Отсюда просматривается морская ширь, город и его окрестности. В свое время холм, который сейчас носит название Резиденс Хилл, был важной стратегической позицией. Развалины старого португальского храма на его вершине напоминают крепость. Когда-то, во времена господства португальцев там находился замок, два величественных дворца, дом государственного совета и пять церквей, окруженные крепостной стеной. Все эти постройки, кроме вышеупомянутых развалин одной из церквей, не сохранились. 

 Захватив Малакку, голландцы превратили католическую церковь в протестантский храм. Церковь использовалась новыми колонизаторами и как усыпальница высокопоставленных лиц, высших офицеров гарнизона и колониальных чиновников. До наших дней сохранились надгробные доски с голландскими дворянскими гербами и еще достаточно четкими надписями. Даты погребений относятся преимущественно ко второй половине 17 века. 

 Церковь сложена из крупных глыб камня. Это не просто храм, а храм-крепость. Архитектор заботился в первую очередь о прочности стен, а не о внешней красоте. В случае нашествия врага или вооруженного восстания местного населения храм мог превратиться в один из бастионов в общей системе обороны португальцев, а окна могли служить бойницами.

 С юга к алтарной части храма примыкает квадратная башня, слишком массивная для небольшого храма-капеллы, чтобы быть только звонницей. Несомненно, это была в первую очередь крепостная башня. С верхней ее площадки португальцы могли вести сторожевое наблюдение за морем и окружающей местностью и огонь по противнику. Вероятно, это был последний бастион португальцев во время ожесточенной схватки с вторгнувшимися голландцами. 

 На более пологом склоне холма расположен ансамбль построек голландской эпохи. Сдержанность и аскетизм архитектурного стиля второй половины 17 - 18 века - отражение расчетливой скупости голландской буржуазии. Во времена голландцев здесь был административный и деловой центр Малакки, группировавшийся вокруг зданий ратуши и церкви Христа. Церковь эта еще сохраняет черты более раннего архитектурного стиля, принесенного сюда португальцами. Сперва это был голландский протестантский храм, затем англичане превратили его в англиканский. 

 Едва мы спустились к подножию холма и вышли на городскую улицу, начался тропический ливень. Пришлось укрыться в церкви Христа, двери которой были раскрыты в ожидании прихожан. 

 Служка, молодой китаец, зажигал свечи. Прибыл старенький священник, тоже китаец. Приветливо кивнув нам, он удалился в боковое помещение облачаться к мессе. Послышались протяжные звуки фисгармонии, заменявшей здесь орган. Девушка-тамилка, органистка, взяла несколько аккордов. Певчие-китайцы занимали свои места слева от алтаря. Ударил колокол, жиденький, дребезжащий - три долгих удара, еще три и еще. Потом частые удары подряд. 

 Начиналась месса. Псаломщик читал псалмы на китайском языке. В церкви было пусто. Лишь старик да две-три пожилые женщины с детьми, которых, очевидно, не с кем было оставить, заняли места на скамьях. Может быть, тропический ливень помешал прихожанам прийти на мессу, а может быть, это свидетельствовало о чувстве безразличия к религии. Основной массой прихожан местного англиканского храма были китайцы: лавочники, адвокаты, врачи, служащие фирм - та публика, которая во времена колониального господства англичан занимала относительно привилегированное положение. Руководствуясь своими практическими выгодами, но отнюдь не религиозными убеждениями, они охотно принимали христианство - религию своих колониальных хозяев. Это не мешало им иметь в доме традиционный алтарь предков с ароматическими свечами. 

 Не изменилось ли отношение расчетливых лавочников и коммивояжеров; адвокатов и дантистов к религии прежних колониальных хозяев теперь, когда британское колониальное господство не приносит прежней ощутимой выгоды? 

 Из старого исторического центра Малакки недалеко до китайского района с его известной главной пагодой - Ченг Хонг Тенг. 

 Как и все китайские ритуальные сооружения, пагода невелика. Она поражает своей яркой и вычурной отделкой. Интерьеры пагоды украшены позолоченной резьбой по дереву и лаку, росписью из жизни Будды и Конфуция. В основном помещении три главных алтаря. Позади них находятся помещения с малыми алтарями в честь предков. Здесь выставлены дощечки с иероглифами - именами покойных родичей или их фотографиями. Верующие китайцы приходят в храм в основном не для того, чтобы принять участие в богослужении, а чтобы воздать уважение предкам, совершить короткий обряд перед алтарем и принести символические жертвоприношения. 

 Китайцы, посещающие Ченг Хонг Тенг, почитают не только своих предков, но и основателей пагоды, живших в 17 веке и носивших имена Ли Куп и Тай Куп. Они переселились из Китая в Малакку, став здесь старостами китайской общины. Уже тогда в Малакке была значительная прослойка китайского населения. В 17 веке волна переселения из Китая возникла в связи со свержением прежней династии Мин и воцарением маньчжуров. Лица, не желавшие мириться с господством маньчжурских завоевателей, в том числе некоторые знатные вельможи и богатые купцы, приверженцы Минской династии, покидали Китай. Малакка была одним из пунктов, куда устремлялись эмигранты. Во главе общины местных китайцев стояли старосты, утверждавшиеся колониальными властями и решавшие все мелкие внутренние дела. Под их наблюдением находилась и пагода, игравшая важную роль религиозного и общественного центра китайской общины. 

 Прибрежный район Малакки, находящийся к югу от исторического центра города, обычно называют португальским сеттльментом. Под этим термином раньше понимали особые районы города в полуколониальных странах, населенные представителями чужой капиталистической страны и управлявшиеся в силу неравноправных договоров не местными властями, а администрацией чужой страны. В истории британской колониальной политики известны примеры подобных сеттльментов, например в Шанхае до второй мировой войны. Но португальский сеттльмент в Малакке не имеет никакого особого юридического статуса и является обычной окраиной города, населенной португальцами. 

 На берегу моря раскинулись кварталы небольших домиков на обычном фундаменте. К фасадам примыкают небольшие терраски, в домах скромная мебель, на стене неизменное распятие и в рамке под стеклом лубочная картинка на библейский сюжет. 

 Обитатели португальских кварталов - люди довольно рослые, стройные, с правильными европейскими чертами лица, но, пожалуй, слишком смуглые даже для европейцев-южан. Встречаются и почти темнокожие. Сказывается примесь тамильской крови. Утвердившись на некоторое время на Цейлоне и в Южной Индии, португальцы насадили там среди части тамильского населения католическую веру. Тамильское проникновение в Малакку происходило во времена португальского владычества. Нередко сами португальцы привозили сюда тамилов в качестве слуг, телохранителей, мастеровых. Живя в дальнейшем замкнутой религиозной общиной, малаккские португальцы не могли ассимилироваться с малайцами-мусульманами или китайцами из-за противодействия со стороны фанатичного духовенства. Смешанные же браки с единоверцами-тамилами такого противодействия не встречали. 

 На берегу моря в португальском предместье нас встречает смугловатый голубоглазый португалец по имени Лазарио. Он какое-то местное должностное лицо. Наискосок от его маленького домика малайская школа. Там, в школьном спортивном зале, мы и рассаживаемся на низенькие скамейки, чтобы послушать рассказ о малайских португальцах. Нас обступает любопытная детвора. Лазарио рассказывает, что первые португальцы появились здесь в 16 веке вместе с Альфонсо де Альбукерки. Теперешние жители португальского предместья - это простые люди: служащие, слуги, мелкие торговцы, мастеровые, рыбаки. Их повседневная жизнь мало отличается от жизни малайского населения. 

- Мы сохраняем наши старинные обычаи,- сказал Лазарио.- Между собой говорим на том самом языке, на котором говорили наши далекие предки. Житель Лисабона не поймет или почти не поймет нас. Мы не поймем его. Убедитесь в этом сами. Есть среди вас кто-нибудь из Португалии? 

 Из Португалии в нашей компании никого не оказалось, но нашелся один индийский профессор, занимавшийся историей португальской колонизации Цейлона и Южной Индии. Он свободно владел португальским и попытался заговорить с Лазарио на его языке. Но ничего из этой попытки не вышло. 

- Я уловил в вашей речи лишь несколько знакомых слов,- сказал индиец.

- Я тоже. А почему? Язык Португалии развивался и сейчас заметно отличается от средневекового. А мы сохранили его неизменным, передавая из поколения в поколение. Мы с вами, профессор, заговорили почти на разных языках. 

 Португальцы Малакки помнят старинные мелодии, соблюдают старинные обряды, например свадебные, любят песни и танцы, исполнявшиеся еще их далекими предками. В праздничные дни жители сеттльмента надевают традиционные национальные платья. Мужчин можно увидеть в цветных куртках-безрукавках, одетых поверх белой рубахи, узких брюках с лампасами, кушаках и широкополых шляпах. Женщины надевают яркие платья с передниками, узко стянутые в талии, расклешенные внизу, головные платки, большие кольца-серьги. Молодые исполнители старинных португальских песен и танцев не раз выезжали в Куала-Лумпур и Сингапур, чтобы продемонстрировать свое традиционное искусство. 

 В настоящее время население португальского предместья насчитывает всего около 500 человек. Но небольшие группы португальцев можно встретить и в других районах страны. Однако в Малайзии нет португальских школ, печатных изданий на португальском языке. Национальные традиции передаются из поколения в поколение в рамках семьи и общины. Немаловажную роль в жизни общины играет приходская португальская католическая церковь - своего рода центр общественной жизни сеттльмента, место встреч, общинный клуб. Без ее участия не обходится ни одно торжество. Местная португальская религиозная миссия подчинена не малайзийской католической иерархии, а епископу Макао - колониального владения Португалии в Юго-Восточной Азии. 

 ...Есть в Малакке маленький музей, занимающий старинную постройку конца 17 века. Говорят, здесь жил в те времена важный чиновник колониальной службы. Музей, как и памятники города, напоминает о бурной истории Малакки. В одной из комнат можно увидеть картину, на которой воспроизведена сцена из времен малаккских султанов - торжественный выход правителя, окруженного пышной свитой. Другие экспонаты: костюм португальского сановника, чугунные пищали, военные знамена европейских завоевателей - напоминают об иных временах, о многовековом иге колонизаторов, не брезговавших здесь ни работорговлей, ни жестокими грабежами и расправами над населением. Многое пришлось испытать старинному городу.



Категория: Малайзия | (31.01.2016)
Просмотров: 405 | Теги: Малайзия | Рейтинг: 0.0/0


Похожие материалы:
Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017