Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Надежды зеленого дома

Всепобеждающая жизнь

 Для начала оговоримся, что сам термин «ноосфера» принадлежит не Вернадскому. Он введен в широкий научный оборот иезуитом и крупным ученым (бывает в жизни и такое), замечательным мыслителем П. Тейяром де Шарденом. Шарден, в свою очередь, заимствовал этот термин у философа Леруа. А Леруа, как, впрочем, и Шарден, слушал в 20-х годах лекции Вернадского в Париже. Употреблял ли там советский ученый термин «ноосфера», этого мы, очевидно, никогда не узнаем. Да, в конце концов, это и не столь важно. Ноосфера давно уже получила гражданство в науке, либо в трактовке Вернадского, либо в трактовке Шардена. 

 Идеалист П. Тейяр де Шарден принял ноосферу как идеальное образование, как «оболочку мысли» над нашей планетой. Он представил разум как пламя, в котором греется земной шар, и выразил это в почти поэтической форме: «Вокруг искры первых рефлектирующих сознаний стал разгораться огонь. Точка горения расширилась. Огонь распространился все дальше и дальше. В конечном итоге пламя охватило всю планету. Только одно истолкование, только одно название в состоянии выразить этот великий феномен - ноосфера. Столь же обширная, но, как увидим, значительно более цельная, чем все предшествующие покровы, она действительно новый покров, «мыслящий пласт», который, зародившись в конце третичного периода, разворачивается с тех пор над миром растений и животных - вне биосферы и над ней». 

 Не правда ли, великолепный образ: осиянная пламенем разума Земля! Но что значит: «вне биосферы и над ней»? Разум, сознание вне их материальных носителей? Поток волн, лавина информации, как позже трактовали ноосферу некоторые исследователи? Но если это сознание «вне нас», информация «над миром растений и животных», то человечеству от нее так же жарко или холодно, как от знаний, мысли, информации другой - внеземной - цивилизации, которая, как известно, пока не открыта. Ее знания, ее информация тоже «вне нас», где-то над или под нашим миром. Следовательно, оснований для оптимизма в такой трактовке будущего биосферы мы не найдем. Да и сам Тейяр де Шарден их не нашел, сведя все грядущие пути человека в некоем новом боге, в «точке Омега». 

 Принципиально иное содержание вкладывает в понятие «ноосфера» В. И. Вернадский. По его мнению, ноосфера - материальная оболочка Земли, меняющаяся под воздействием людей, которые своей деятельностью так преобразуют планету, что могут быть признаны «мощной геологической силой». Эта сила своей мыслью и трудом перестраивает биосферу «в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого». 

 Значит, ноосфера Вернадского - это не «пласт мысли», развернувшийся над планетой, вне биосферы. Это ступень в развитии самой нашей планеты, охватывающем все и вся, и в первую очередь самую молодую оболочку Земли - ее биосферу. Мир людей, становясь в биосфере «единственным в своем роде агентом» ее развития, изменяет со всевозрастающей быстротой структуру основ биосферы, обеспечивая и определяя ее переход в ноосферу. Переход этот совершается не вне границ биосферы, не от одной планетной оболочки-биосферы к другой, а внутри биосферы, как переход от одного ее состояния, от одного напряжения к другому, более высокому. В. И. Вернадский неоднократно это подчеркивал, отмечая, что ноосфера есть состояние биосферы, «новое состояние биосферы», «последнее из многих состояний эволюции биосферы». То есть ноосфера - биосфера в определенном состоянии, на определенном уровне своего прогресса.

 Необычно и непросто для нашего понимания то, что биосферу до этого состояния поднимает человек. Именно он, являясь, по словам Вернадского, средоточием «максимально действенной энергии», концентрирующейся в биосфере, становится наиболее ярким воплощением и стимулом ее изменений, предстает в роли не только «великой геологической», но, быть может, даже «космической силы». 

 Конечно, человек меняется и сам. Более того, он меняется в первую очередь. Ведь прежде всего в нем реализуется прогресс биосферы. Воздействуя на внешнюю природу, изменяя ее, человек - существо биосферы, ее часть, - изменяет, отмечал К. Маркс, себя, свою собственную природу, неуклонно развивается. Это развитие постоянно усиливает воздействие людей на окружающий их материальный мир, будит в природе все новые силы и подчиняет игру этих сил власти разума. 

 И так бесконечно: труд,направленный на преобразование окружающей среды, развивает человека; это развитие активизирует труд. Иным становится человек, иной становится его планета. Вся история формирования человека, весь исторический опыт общественного прогресса убеждает нас в том, что через человека, через его деятельность и развитие, вечно идет природа к каким-то горизонтам совершенства. И человек не может остановить этот процесс иначе, как перестав быть человеком, перестав существовать как человек. 

 Предчувствуя, видя это, но не умея объяснить, идеалист Тейяр де Шарден заключал, что в бесконечное и неистребимое движение человека к новому, в сам ход его действия включается что-то «абсолютное». Это «абсолютное» не бог, не потусторонняя, не роковая сила, и оно скрыто не просто в человеке. Оно - закон существования всей природы, ее вечное и неуничтожимое движение, вечное развитие от низшего к высшему, присущее самой материи. 

 Зоркие глаза гениев видели это великое движение. Карл Маркс неоднократно подчеркивал, что общественный прогресс - это процесс естественноисторический, и смотрел «на развитие общественной исторической формации как на естественноисторический процесс». В. И. Вернадский также отмечал, что в человеческой деятельности натуралист не может видеть ничего другого, как естественный процесс того же порядка, что и все другие геологические явления. Он считал, что «законы культурного роста человечества теснейшим образом связаны с грандиозными процессами природы». Этот рост идет в направлении «все большего захвата сил природы и их переработки сознанием, мыслью». Он, по мнению Вернадского, не может быть остановлен нашей волей. 

 Но быть ускорен ею может! Чем сознательнее контроль человечества над своей деятельностью, чем выше уровень организации этой деятельности, чем дальновиднее и многограннее подход к ней, тем все полнее и шире раскрывает природа свои возможности развития. Думается, только в таком свете и надо понимать человечество как геологическую силу, как силу, направляющую и ускоряющую развитие природы Земли, в первую очередь ее биосферы. В этом смысле и поднимает человеческое общество биосферу на уровень ноосферы. 

 Однако тут возникает по крайней мере одно «но». Выступая против пассивности человека в отношении грядущих результатов научно-технической революции, не начал ли автор этой книги сам пропагандировать подобную пассивность? Ведь если становление биосферы ноосферой - процесс объективный, то не дает ли это нам основание отринуть заботы и беспокойство о будущем родной планеты и сложа руки дожидаться, когда «пламя разума» достигнет необходимой температуры и «переплавит» все наши проблемы в готовые решения? Все равно процесс идет, движение вечно и неуничтожимо, стоит ли сегодня ломать голову над экологическими вопросами, бороться против мира частной собственности и расхищения им природных богатств, защищать окружающую среду... Другими словами, не скатываемся ли мы здесь на позиции элементарного фатализма) 

 В. И. Вернадский словно предвидел подобные возражения и сомнения, когда писал, что в геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он поймет это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление. Понять же это, перестать оборачивать свой труд и свой разум против самого себя человек может только в условиях «свободно мыслящего человечества» - это представляется бесспорным. Создание такого общества на всей планете будет свидетельствовать не только о высоком уровне развития производительных сил человечества, но и о его единстве, о «коллективизации» его разума. Это и будет решающим условием перехода биосферы в ноосферу. 

 Вот ведь какой замечательный аспект открывается в учении о ноосфере! Она, оказывается, определяется прогрессом социальным, соответствует, как особо подчеркивал В. И. Вернадский, «единству и равенству всех людей». 

 Но ведь это коммунистические идеи, идеалы научного коммунизма! Это как бы естественнонаучное обоснование коммунизма. Ноосфера и коммунизм предстают как две стороны естественноисторического процесса: ноосфера отражает этот процесс в природе, коммунизм - в обществе.




Категория: Надежды зеленого дома | (15.03.2015)
Просмотров: 545 | Рейтинг: 0.0/0


Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2020