Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Живые музеи

О зарубежных зоопарках (1 часть)

 С 1959 года Лондонское зоологическое общество издает международный справочник о зоологических парках, садах и аналогичных им учреждениях, существующих в мире. По данным этого интернационального ежегодника, по состоянию на 1 января 1979 года общее количество зоопарков, садов, самостоятельных аквариумов, океанариумов, дельфинариумов, серпентариев и т. п. достигло внушительной цифры - их более 900. По частям света зоопарки, сады, отдельные аквариумы, океанариумы, серпентарии и т. п. распределились так: в Европе - 380, Азии - 180, Африке - 60, Австралии и Новой Зеландии - 25, Северной Америке - 250, Южной Америке - 40. 

 Сгруппировать это большое количество «живых музеев» для их характеристики весьма затруднительно. Все они коллекционируют, содержат и демонстрируют представителей мировой фауны, но с разными целями и задачами. Различны площади, занимаемые этими учреждениями, принцип экспозиции, или он вообще не принимается во внимание, и коллекция располагается на территории без системы. Не существует и типовой структуры, организации хозяйственной, научной, просветительной деятельности, не выработаны стандарты помещений для содержания животных, принципы их архитектурного оформления и технической оснащенности. 

 Многие зоопарки имеют узкую специализацию. Например, некоторые экспонируют в основном птиц (Слимбридж, Родел - Англия; Питтсбург - США; Сингапур; Новая Гвинея); альпийскую фауну (Инсбрук - Австрия; обезьян (Инуяма - Япония, Тарпон-спринг - США и др.); пресмыкающихся (Госфорд - Австралия, Найроби - Кения, Дурбан - ЮАР, Бангкок - Таиланд, Майами - США и др.). Другие коллекционируют и демонстрируют не только животных, но и растения. Это так называемые зооботанические парки и сады (Сан-Сальвадор, Штутгарт, Пайгнтон, Гонконг и др.). В ряде зоопарков имеются зоологические музеи, где демонстрируются чучела, изготовленные из павших в зоопарке животных, рога, отдельные шкуры и т. п. На острове Мальта имеется зоопарк, который специализируется на показе разных видов дельфинов. Конечно, не однородны по составу и численности коллекции в зоопарках. Видовой состав колеблется от нескольких десятков до 1,5 - 2,2 тысячи видов, а количество экземпляров - от нескольких сотен до 4 - 5 тысяч и более. В зоопарке Сан-Диего собраны почти все виды попугаев, обитающих на Земле в наше время, зоопарк Западного Берлина обладает богатейшей коллекцией черепах, за исключением некоторых морских. 

 Содержание животных, как правило, раздельное, по видам, но нередко создаются и разнообразные группы. Так, например, неподалеку от города Сан-Диего на площади примерно 800 гектаров несколько лет назад был создан «кусочек Африки». Эту огромную огороженную только по периметру территорию заселили птицами и млекопитающими фауны Африки, предоставив им полную свободу. Никаких сооружений в виде зданий, вольер, домиков на территории нет, за исключением задекорированных кормушек, которые располагаются поблизости от ограды и дают возможность наблюдать животных, скапливающихся в этих местах во время кормления и водопоя. Въезд и вход на территорию этого необыкновенного зоопарка запрещен. Параллельно ограде проходит пешеходная тропа и шоссейная дорога, по которым ходят и передвигаются на автомашинах посетители. 

 В английском зоопарке Уипснейд, расположенном примерно в 50 километрах от Лондона на территории, превышающей 200 гектаров, на участке в несколько десятков гектаров, огражденном прочными, до 1,5 метра высотой столбами, между которыми в несколько рядов натянуты стальные горизонтальные тросы, живет целое стадо белых носорогов. На сегодня их более 30. Осмотр этих африканских гигантов можно производить со стороны ограды, а желающим познакомиться с животными поближе предоставлена возможность прокатиться по узкоколейной железной дороге, петляющей, по «резиденции» белых носорогов, в открытых вагончиках, которые тащит тягач, внешне оформленный под старый паровоз. Огромные звери поначалу побаивались этого чудовища, но со временем привыкли. На остановках они подходят к вагончикам почти вплотную, но выходить пассажирам для «рукопожатий» с носорогами не разрешается. Белые носороги - эти уникальные представители африканской фауны - хорошо акклиматизировались в Англии и ежегодно дают потомство. В непогоду и в холодное зимнее время все стадо укрывается в специально построенном большом ангаре под крышей. Он не отапливается, но в нем значительно теплее, когда толстокожие махины улягутся на деревянный пол и образуют гигантский живой камин, прижавшись друг к другу. 30 белых носорогов - эта масса примерно 60 - 70 тонн, имеющая температуру до плюс 40 градусов Цельсия. Вот так они сами себя и «отапливают». 

 В большинстве стран мира зоопарки возникли в 19 и начале 20 века. В них сохранилось значительное количество сооружений старого типа: клеток, вольер и загонов, обнесенных металлическими или деревянными ограждениями в виде решеток, сеток, барьеров и т. п., что снижает эффективность экспозиции,- животные за вуалью. Это вызывает некоторую жалость к питомцам зоопарков, находящимся в плену. 

 Принцип открытого и безопасного содержания животных в зоопарках принадлежит известному основателю и долголетнему руководителю крупнейшего предприятия по импорту и экспорту диких животных и организатору знаменитого зоопарка в Штеллингене (неподалеку от Гамбурга) Карлу Гагенбеку (1844 - 1913). Он не был зоологом и не мог заниматься серьезными научными исследованиями, но всю свою долгую жизнь находился в тесном общении с дикими животными, что и позволило ему познать их многие биологические особенности и сделать интересные выводы для улучшения практики содержания пресмыкающихся, птиц, зверей и других представителей мировой фауны в условиях неволи. 

 Основное его нововведение - это замена тесных клеток, вольер, закрытых павильонов открытыми, просторными площадками, загонами без решеток и сеток, которых заменили глубокие и широкие бетонированные рвы, заполняемые водой, или глубокие траншеи с отвесными стенами. Вот как сам К. Гагенбек в своей книге «О зверях и людях» определяет созданный им зоопарк нового типа: «...Основной идеей моей системы было предоставление животным максимальной свободы и показ их в загонах без решеток на воле с тем, чтобы одновременно продемонстрировать, что может сделать акклиматизация. Сооружение большого, практичного и долговременного зоопарка должно было служить примером, на котором я хотел показать любителям животных, что нет необходимости строить роскошные и дорогостоящие помещения с большими печами, и что содержание животных на свежем воздухе и приучение к климату дают гораздо лучшие результаты. Я собирался построить «рай для животных» на том месте, где рос бурьян. С определенного пункта зоопарка можно будет видеть зверей разных поясов, причем для каждой разновидности будет создана возможность жить в привычных для них природных условиях. Серны, дикие бараны и каменные козлы на искусственных горах, степные животные на широких открытых лужайках, хищники в неогороженных лощинах, отделенных от посетителей только глубоким рвом». 

 Зоопарк К. Гагенбека был открыт в 1907 году. С тех пор во многих зоопарках мира были построены сооружения для содержания самых разнообразных животных по принципу, предложенному и впервые осуществленному в Штеллингене. В частности, половина территории Московского зоопарка имеет аналогичные гагенбековским помещения и сооружения для содержания горных козлов и баранов, белых медведей и песцов, тигров, львов и других средних и крупных хищников, а также живописные уголки природы для водоплавающих птиц: пеликанов, бакланов, цапель и др.

 После открытия этой части так называемой новой территории Московского зоопарка в 1926 году бывший в то время директором зоопарка профессор, впоследствии академик М. М. Завадовский в статье «Строительство Московского зоопарка», опубликованной в газете «Известия» от 26 октября 1926 года, писал: «Осуществленное на новой территории зоопарка строительство достаточно четко рисует новые устремления Московского зоопарка. 

 Основные мотивы его музейного строительства: побольше простора животному, выведенному из-за тюремной решетки под открытое небо, где можно, дать этому животному зеленую поляну, древесный ствол и крону или скалу, в зависимости от его естественных привычек. В такой обстановке зверь живет полной жизнью, он жизнерадостен и игрив, упитан и дает потомство. Нет плачущего в клетке медведя или монотонно шагающего из угла в угол тигра. Перед посетителем резвящиеся, «ходящие на голове» звериные подростки или уверенные в своем могуществе взрослые хищники. Перед ними у посетителей на лицах написано опасливое уважение или радостная улыбка веселья, но не вина сожаления о судьбе узника. На таком звере можно изучать его повадки в несказанно более совершенной форме, чем в клетке. Широкому посетителю, школьнику, студенту и ученому есть чему поучиться». 

 Идея К. Гагенбека продолжает развиваться и в наше время. За последние два десятка лет в ряде стран мира созданы зоопарки под интригующим названием «сафари». Слово «сафари» на языке суахили (Восточная Африка) многозначно. Это и путешествие, и дорогостоящая охотничья экспедиция, и поездка «на перекладных» к себе на родину из краев чужих и т. п. Смысл слова «сафари» применительно к зоопарку, видимо, заключается в том; что во время пребывания в зоопарке-сафари люди имеют возможность совершить своеобразное путешествие, увидеть большое количество разнообразных животных, в том числе заманчивых для охотников, любителей экзотических трофеев и вообще любителей приключений и острых ощущений. Особенности устройства сафари создают полную иллюзию пребывания среди диких зверей, причем в непосредственной близости, подчас в угрожающих ситуациях, как может случиться на просторах Африки. Видимо, есть и еще один смысл, заложенный в названии. Он заключается в том, что, как уже сказано, слово «сафари» африканское (некоторые полагают - арабское), и животные в сафари, как правило, тоже африканские. Существующие сафари двух типов, и оба они положительны тем, что животным в них предоставлена максимальная свобода. Один из типов довольно эксцентричный - звери и птицы на свободе, а посетители в «клетках», второй тип - люди на свободе, а животные, хотя и не в клетках, но на участках, изолированных от посетителей сафари «хитроумными» и малозаметными или искусно скрытыми преградами в виде глубоких рвов, траншей, каналов, наполненных водой, уступов, образующих разность уровня нахождения животных и зрителей,- животные в огромных котлованах, ямах или ущельях. 

 Автору книги удалось побывать в сафари обоих типов. В английском графстве Дерби, примерно в 10 - 12 километрах от Ливерпуля, на площади около 150 гектаров расположено сафари типа «люди в клетках». Клетки - это автомашины, на которых по серпантину благоустроенных дорог передвигаются посетители без права выхода на территорию и с запретом открывать окна автомобилей. Исправность автомашин при въезде в этот зоопарк тщательно проверяется специальными контролерами из штата сотрудников сафари. Местность слегка холмистая с большим количеством древесной и кустарниковой растительности, наличием живописных полян, пастбищных лугов, уголков лесной чащобы, с крупным валежником, водоемов. Содержатся обезьяны павианы, жирафы, слоны, зебры, антилопы нескольких видов, морские львы, африканские страусы, пеликаны, попугаи, львы, гепарды и мелкие зверьки для развлечения детей. Вся территория разделена на большие участки, изолированные друг от друга скрытыми преградами с расчетом, чтобы лев не попал на участок зебр, а антилопы не проникли бы к гепардам. Объезжая территорию сафари, вы можете по своему желанию остановить автомашину, например, среди отдыхающих львов. Огромный самец, несколько самок и разновозрастные львята, всего в поле зрения 10 - 12 экземпляров красивых, упитанных животных, которые так привыкли к разноцветным автомобилям, что никакого внимания на них не обращают. Бросать из окон машин угощение категорически запрещается, и поэтому у зверей не выработался рефлекс попрошайничества, они всегда сыты. Но бывает, встанет царь зверей и направится к вашей машине этаким размеренным шагом, будто полисмен, решивший проверить права на вождение машины. Подойдет вплотную, заглянет в окошко, лениво зевнет при этом, обнажив свои огромные клыки, и поневоле вспомнишь добрым словом изобретателей небьющихся стекол. 

 Но вот попав в зону павианов, приходится испытать их настоящие атаки на автомашину. Стадо обезьян в 15 - 18 голов смело подходит к остановившемуся автомобилю. Вездесущие малыши первыми моментально оказываются на крыше, на капоте, не боятся они обследовать автомобиль и со стороны его днища, покривляются у фар, используя их в качестве зеркала, и конечно, заглянут во все окна. Понаблюдав за малышами, подойдут вплотную и взрослые самки, тоже обследуют все от колес до багажника, и не дай бог, если он не заперт, наловчились открывать, и все, что там лежит, будет опробировано «на зуб», на прочность, а потом разбросано. Попадет что-либо съестное, моментально схватят и на дерево. Только вожак стада, крупный самец, держится в стороне. Он не боится автомобилей и находящихся в нем людей, но по своим «семейно-служебным» обязанностям должен следить за порядком и в случае какой-либо опасности подать сигнал и увести свое войско в надежное укрытие. Здесь же разгуливают и зебры в полосатых «пижамах», они тоже подходят к вам вплотную, но особого интереса к маркам автомашин, к их окраске не проявляют. 

 Машина медленно трогается, как бы кого не раздавить, обезьяны и под колесами сидят, а сигналить запрещено. Простились с обезьянами и вскоре попадаете к слонам и жирафам, страусам и антилопам. Они мирно пасутся на огромной зеленой поляне, кое-кто отдыхает под кронами больших деревьев. Причем собираются видовыми группами на отдых: зебра к зебре, антилопа гну к антилопе гну, жираф к жирафу. И вдруг шум, трубные звуки. Целая пятерка двухгодовалых слонят хочет затеять игру со стадом жираф. Слонята еще невелики по росту, а жирафы уже в годах, и озорники с хоботками свободно проходят у них под брюхом. Это не смущает «живые башни», и они ласково поглядывают огромными круглыми глазами на толстокожих проказников со своей жирафовой высоты, как бы одобряя их забавы. Но вот когда слоненок-баловень зацепит своим хоботком, как крючком, ногу-ходулину жирафа и потянет к себе, то жираф взбрыкнет и моментально удалится галопом под дерево. Как бы чего не вышло. 

 Впечатляющи игры гепардов, особенно в догонялки. Один преследует другого, кругом простор, и скорость бега 80 километров в час. Когда пара или тройка гепардов мчится карьером мимо автомобиля, не успеваешь и головы повернуть, следя за стремительными и красивыми движениями этих ловких пятнистых кошек. Они осторожны, чутки и автомашин побаиваются, но при желании свободно могли бы перепрыгнуть через любую. 

 В Чехословакии есть небольшой городок Двур Кралове. Есть там обыкновенный зоопарк, тоже небольшой, с клетками, вольерами, аквариумами, террариумами и бассейнами... Но вот несколько лет назад задумали там соорудить «Африку в Европе». И соорудили. Чешское сафари. Присоединили его к старому зоопарку. Говорят, гора родила мышь, а здесь наоборот, маленький зоопарк породил огромное сафари площадью около 100 гектаров. Здесь несколько по-иному, чем под Ливерпулем. Посетители тоже могут передвигаться по определенному маршруту на автомобилях, но могут совершать и пешие прогулки без риска столкнуться со львом или носорогом. 

 Самые разнообразные дикие животные, в основном африканской фауны, населяют этот один из самых молодых зоопарков Европы. 

 В больших количествах - африканские страусы (несколько десятков), около 20 африканских и индийских слонов, 15 жираф, по два десятка белых и черных носорогов, несколько сотен антилоп, в том числе более 50 редчайших черных, 15 гепардов, 15 львов, собраны все разновидности зебр, живет группа бегемотов и другие обитатели Африки. 

 От посетителей животные изолированы глубокими, скрытыми от взора рвами, задекорированными растениями, камнями, земляными брустверами, покрытыми живым дерном. За этими рвами на больших площадках и обитают питомцы чешского сафари, греясь на солнце и дыша свежим воздухом с ранней весны и до поздней осени. В зимнее время животные содержатся в больших благоустроенных отапливаемых помещениях, примыкающих и смежных с открытыми летними площадками. Эти зимние помещения так искусно расположены, так незаметны для глаза, что ничуть не мешают вам чувствовать себя в теплое время года в этом африканском уголке Чехословакии, как в саванне, предгорьях или в лесу Африканского континента. 




Категория: Живые музеи | (27.02.2015)
Просмотров: 599 | Рейтинг: 0.0/0


Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017