Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Петроглифы

За пять тысячелетий до хеттов
 Еще не так давно никто, кроме местных жителей, и не подозревал о существовании в одной из плодородных долин южной Турции холма под названием Чатал-Гуюк. От побережья Средиземного моря его отделяет свыше 100 километров, а сама долина не входила в туристские маршруты.

 Теперь ему посвящены специальные монографии. Без упоминания о Чатал-Гуюке не обходится ни один учебник или книга по археологии и древней истории Малой Азии. 

 Чатал-Гуюк прославил древнее поселение, открытое в 60-х годах нашего века на его склонах. Слой земли, толщиной в 18 метров, оставшийся от людей, которые много тысячелетий назад рождались, жили и умирали здесь, радовались и горевали, трудились и молились ныне забытым богам. Поселение людей, свершивших первую революцию на Земле. 

 До этого самой яркой исторической эпохой Малой Азии считалось 2 тысячелетие до нашей эры, время могущественного государства хеттов, которое оспаривало власть над Ближним Востоком у Египта. 

 Однако было известно, что хетты в этой части Малой Азии - Анатолии - народ пришлый, а о том, что было здесь до хеттов, существовали лишь предположения, да и они не всегда рисковали опускаться ниже 4 - 3 тысячелетий. 

 Первые факты из неизвестных глубин истории Малой Азии были добыты молодым английским археологом Джеймсом Меллартом. Раскопав холмы под названием Хаджилар на юге Анатолии, он обнаружил небольшой земледельческий поселок 6 тысячелетия до н. э. К истории Анатолии холм Хаджилар сразу же прибавил более трех тысячелетий. И каких! Археологи нашли при раскопках множество великолепных глиняных скульптур - матери с детьми на руках, богиня на леопарде, девушка в объятиях юноши... Это была уже зрелая, уверенная в себе культура, которая самим фактом существования доказывала, что история этой земли уходит еще далее в глубину тысячелетий. Малая Азия этим открытием сразу же оказалась включенной в орбиту первых неолитических культур земли.

 Вскоре Мелларт приступил к раскопкам на холме Чатал-Гуюк. И первые же раскопы удревнили историю Анатолии еще на тысячелетие! 

 ...На искусственно возведенных террасах, выравнивающих склон горы, девять тысяч лет назад стояло поселение, глинобитных домов, лепившихся друг к другу как ласточкины гнезда. Улиц не было, двери в жилищах были... на крышах. В домах было по несколько комнат, вдоль стен тянулись возвышения, полы устилались циновками. 

 Жизнь на поселении не прерывалась в течение целого тысячелетия. Судя по всему, оно ни разу не было разрушено неприятелем - то ли фортификация его была по тому времени совершенна, то ли не было у Чатал-Гуюка соседей, могущих соперничать с ним, то ли жизнь в тех краях тогда была незлобивой и спокойной. Страдало поселение только от пожаров. Жители Чатал-Гуюка занимались земледелием и скотоводством - за стенами поселка паслись коровы, овцы, козы, бродили свиньи, тянулись поля пшеницы, ячменя, чечевицы, гороха... 

 Так было открыто одно из древнейших поселений творцов неолитической революции- - в самом, как еще вчера казалось, бесперспективном для первобытной археологии уголке Азии. 

 Но, как говорится, главное было впереди. В слоях 7 тысячелетия до нашей эры археологи открыли группу строений, не похожих на обычные жилые дома. Постепенно становилось ясно - перед археологами гробницы или святилища, а скорее всего - и то, и другое сразу. Причем все они располагались компактной группой, а не были рассеяны по поселению. 

 Поразительное открытие было сделано в первом же из святилищ. Когда стены его очистили от песка и глины, оказалось, что они были сплошь покрыты фресками. В их существование было трудно поверить, ведь время строительства гробницы отделяло от наших дней девять тысячелетий! И однако же они были - фрески, сделанные красной, белой и черной красками на оштукатуренных сырой глиной стенах: высокие, стройные люди с луками в руках охотились на леопардов. Это была самая древняя настенная живопись в мире.

 Создавалось впечатление, что этот комплекс не что иное, как храмовый центр поселения. (Но - не забудем: 7 тысячелетие до нашей эры!) Это предположение казалось невероятным. И все же... 

 Не только древнейшие в мире фрески были открыты в гробницах-святилищах, но и рельефы из сырой глины, раскрашенные минеральными красками. В одной из гробниц археологи увидели рельефы двух леопардов - самца и самки (древние мастера изобразили даже расцветку шкуры зверей). А под первым слоем исследователи обнаружили... другой рельеф, в точности совпадающий с контурами первого. За ним третий... Сорок изображений были открыты одно под другим - и каждый последующий рельеф в точности повторял предыдущий. А такое постоянство могло говорить только об одном - эти изображения для жителей Чатал-Гуюка были священными. 

 Здесь же, в святилищах, археологи открыли небольшие статуэтки из камня, алебастра, глины - в основном они изображали женщин, реже мужчин и животных. И все три группы изображений - фрески, рельефы, статуэтки - при сопоставлении выявили удивительное сюжетное сходство. Постепенно сомнения в том, что открыт древнейший в истории храмовый комплекс, исчезали. А когда сопоставили это открытие со всем тем, что стало известно о Чатал-Гуюке, выяснилось, что... удивляться в общем-то и нечему. 

 Благополучие, сама жизнь Чатал-Гуюка зависели прежде всего от земледелия, то есть от милости неба, от дождей, посылаемых задобренными богами. Со временем исследователи смогли даже реконструировать пантеон жителей Чатал-Гуюка. Высшим божеством была богиня-мать, олицетворение воспроизводящейся природы-кормилицы. Богиня изображалась то сидящей на почетном месте в окружении посвященных ей животных, то дающей жизнь. Символом ее божественного супруга был бык - в гробницах найдены огромные, сделанные из глины бычьи головы. 

 И когда исследователи начали анализировать эти находки, родилось предположение, на первый взгляд фантастическое. (Сколько их родилось - и оправдалось - на этой горе чудес в Анатолии!) 

 В конце прошлого и начале нынешнего века раскопки на Крите открыли легендарную цивилизацию. Перед восхищенными глазами предстал удивительный мир доэллинского искусства, утонченного, рафинированного. 

 И среди многочисленных фресок, скульптур и рельефов, изображающих то изящных полуобнаженных женщин, то диких животных и птиц, то морскую флору и фауну, один сюжет, олицетворяющий силу и плодородие,- бык - встречается с удивительным постоянством: в скульптурах, фресках, сосудах, на изделиях из слоновой кости и глины, золота, серебра и бронзы. Сосуды для религиозных возлияний изготовлялись в виде бычьих голов, а алтари снабжались жертвенными рогами. 

 Словом, образ быка присутствовал на Крите повсюду и не только в изобразительном искусстве. Легендарный критский царь Минос считался рожденным от быка, его сын погиб от быка, жена критского царя Пасифая влюбилась в быка. 

 Древние греки выразили свое удивление перед непонятно большим местом, которое занимал бык в жизни их критских соседей, в легенде о Минотавре, чудовищном быке критского царя, жившем в Лабиринте, в жертву которому подчиненные критянам Афины должны были приносить самое дорогое, что у них было - жизнь своих юношей и девушек. 

 Ученые не могли не задуматься над истоками этого «бычьего» культа. Был ли он исконно критским или занесен откуда-то из других стран? Ведь Крит населяли разные народы, и Гомер писал, что 

«Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный, 
Тучный, отовсюду объятый водами, людьми изобильный; 
Там девяносто они городов населяют великих. 
Разные слышатся там языки...». 

 На одной из стен тронного дворца в Кноссе, на Крите, изображен почти в натуральную величину огромный скачущий бык и три акробата - юноша и две девушки, делающие сальто на спине животного. Изображения подобных сцен находили на Крите довольно часто. И как-то само собой напрашивалось сравнение с испанской корридой, известной всему миру и уходящей своими корнями в седую древность. Тем более, что было известно: между древним Критом и Испанией существовали торговые и культурные связи, бесстрашные критские мореходы доплывали до Столбов Геракла (Гибралтарского пролива). Не могли ли критяне занести к себе на родину обычай почитания быка, поразивший их в Испании, древней Иберии? 

 И вот в святилищах Чатал-Гуюка были найдены глиняные головы быков и их изображения, которые сразу же вызвали в памяти древний Крит. Совпадение? Но вспомним - найденные в Чатал-Гуюке статуэтки богини плодородия, изображавшейся в виде зрелой женщины-матери, с подчеркнуто тяжеловесными формами обнаженного тела. Они слишком напоминают такие же статуэтки, обнаруженные в более поздних неолитических поселениях Греции, чтобы можно было говорить о простом совпадении. 

 А теперь вспомним о знаменитой наскальной живописи верхнего палеолита. Только там мы встречаем такие многофигурные композиции, которые открылись на стенах святилищ Чатал-Гуюка. Вспомним и палеолитические женские статуэтки, найденные в Европе и Сибири... Может быть, действительно, традиции палеолитического искусства сохранились, чтобы вновь удивить мир в Чатал-Гуюке? А статуэтки матери-богини из Чатал-Гуюка? Д. Мелларт сближает их с вырезанными из кости фигурками палеолитического времени, считая, что и тут мы являемся свидетелями наследства верхнего палеолита. Так ли это? 

 Точного ответа пока нет, есть только предположения. 

 Может быть, действительно, сохранив традиции искусства своих предков древнекаменного века, жители Чатал-Гуюка развили их, приспособили к своим представлениям о мире, к своей жизни? И именно этим объясняется столь неожиданно высокий и сложный культовый уровень в Чатал-Гуюке - по сути дела, уже на заре земледельческой эры. 

 Может быть, правы те ученые, которые полагают, что в конце концов жители этих неолитических поселений расселились по Балканам,принеся с собой свою культуру, которая начала создаваться еще в пещерах палеолита, свои обычаи и своих богов? 

 Так ли было на самом деле, сейчас сказать трудно. Пока ясно только одно. На протяжении тысячелетий Греция, весь Балканский полуостров и Малая Азия были связаны многими, еще только нащупываемыми нами нитями. На протяжении тысячелетий Малая Азия, опережавшая Грецию в своем развитии, влияла на ее культуру. Поэтому, действительно, не исключено, что на плодородных равнинах Малой Азии в сознании людей, ставших хозяевами своей судьбы, хотя они сами и не осознавали этого, родились боги, которые, меняясь от поколения к поколению и все же сохраняя в чем-то свой древние черты, спустя многие годы заселят Олимп, чтобы в дальнейшем, умерев окончательно, обогатить человечество мифами древней Эллады? 

 Опять только нащупывается нить истории, один конец которой, может быть, уходит в.пещеры первобытных охотников, а другой - тянется к Олимпу... И от Олимпа - до наших дней. 

 Археологи, искусствоведы, психологи прослеживают множество таких конкретных нитей, идущих, не прерываясь, от современности в глубину и мрак палеолитических пещер. 

 Проследим путь одной из них - так, как реставрирует его академик Б. А. Рыбаков в вышедшей в 1981 году монографии «Язычество древних славян». Путь так называемого ромбического орнамента, который еще в начале нашего века бытовал в русской народной вышивке (и встречается и сейчас в культуре многих народов мира). 

 Ромб с точкой внутри был обязательным элементом вышивки русских свадебных женских одежд и, как пишет исследователь, не встречается на одеждах девочек и пожилых женщин. Каким-то образом ромб с точкой внутри оказался связанным с традиционным свадебным обрядом. «А ведь общеизвестно,- пишет Б. А. Рыбаков,- что идея плодородия в свадебной обрядности выступает в двух формах: во-первых, как будущая плодовитость девушки-невесты, и во-вторых, как плодородие вспаханной и засеянной земли (каравай хлеба, обсыпание зерном, подстилание соломы и т. д.). Женщина уподоблена земле, рождение ребенка уподоблено рождению нового зерна, колоса. В этом слиянии аграрного и женственного начал сказывается не только внешнее уподобление по сходству сущности жизненных явлений, но и стремление слить в одних и тех же заклинаниях и благопожеланиях счастье новой семьи, рождение новых людей и урожайность полей, обеспечивающую это будущее счастье». 

 Не будем пока задаваться вопросом - почему именно ромб с точкой внутри явился неким обобщающим символом этого. Опустимся ниже по лестнице истории. 

 Средневековье. И здесь мы видим снова ромбо-точечный орнамент - он и на вышивках, и как бы подстилает фресковые сцены на стенах древнерусских церквей. Этот же орнамент покрывает многие изделия, открытые археологами в древних курганах домонгольской Руси. Причем и на стенах церквей, и в курганных находках ромб с точкой часто соседствует с изображениями или символами растительного мира. 

 Еще один «марш» исторической лестницы. Античность. И снова тот же орнамент - то на греческих сосудах разных эпох, то на глиняных алтариках для жертвоприношений. И все та же отчетливо прослеживаемая символическая связь этого узора с магией плодородия, воспроизводства жизни. 

 Неолит. Вернее, переходная эпоха от века камня к веку металлов, так называемый энеолит. Культура, которую археологи называют трипольской - «золотой век неолита», 4 - 3 тысячелетие до н. э. Это была удивительная культура, которая никогда не перестанет вызывать восхищение своим искусством. Она была открыта в конце 19 века археологом В. В. Хвойко при раскопках близ села Триполье под Киевом. С тех пор на территории между юго-восточной Трансильванией и Днепром открыты многочисленные поселения этой культуры и бесчисленные памятники высочайшего искусства - расписные чаши, сосуды, статуэтки, бусы, браслеты. Но особенно выделяется в трипольском искусстве скульптурный образ женщины, имеющий явно культовое значение. 

 И среди узоров, которыми древние пахари «татуировали» тела этих ритуальных женских скульптур, мы снова видим все тот же ромб с точкой. А если учесть, что эти фигурки, по мнению исследователей, носили магико-земледельческую функцию, то и смысл ромба с точкой опять оказывается связанным с идеей плодородия, продолжения, возобновления жизни. 

 Но и это - еще не начало пути ромбовидного орнамента. Опустимся в начало начал человеческой культуры, в палеолит. И здесь мы видим ромб на многих изделиях из мамонтовой кости. В первой главе мы упоминали, что в галерее искусства древнекаменного века, наряду с живописью, резьбой по кости, существует скульптура. И главным образом человек верхнего палеолита вырезал из камня фигуру женщины. О значении этих скульптур, о той роли, какую они играли в культуре людей каменного века, написано множество статей и монографий, но если отвлечься от деталей, то подавляющее большинство исследователей склоняются к следующему толкованию: «Несомненно, образ женщины-матери,- пишет советский исследователь 3. А. Абрамова,- воплощенный в палеолитических статуэтках, был сложным и включал в себя различные представления. С одной стороны, это образ женщины - хозяйки дома и домашнего очага, хранительницы огня, связанный с представлениями о благополучии и плодородии, с другой стороны, в этом образе проявляются представления о женщине - хозяйке стихий природы». 

 Но какая может быть взаимосвязь между женщиной и ромбом? И почему - именно с ромбом? Гипотетический ответ оказался поистине неожиданным. Советский палеонтолог В. И. Бибикова обнаружила, что на косом или поперечном срезе мамонтовой кости проявляется ее естественный узор, узор костного дентина - непрерывное, ковровое... сочетание ромбов! 

 На одной из палеолитических стоянок были найдены странные изделия, отдаленно напоминающие современные печатки. Основания этих «печаток» были покрыты ромбическим орнаментом. Б. А. Рыбаков считает, что это действительно печатки - для нанесения татуировки на тело. И заключает: «Выбор ромбического орнамента для ритуальной татуировки вполне естествен: ведь главные священные предметы палеолитического ритуального обихода - это знаменитые «венеры» - фигуры зрелых, плодовитых женщин, давших жизнь многочисленному потомству, вырезанные из мамонтового бивня. На теле каждой такой фигуры проступала естественная структура дентина в ее ромбо-зигзаговом виде. 

 Узор, проступивший под рукой резчика на теле магической фигурки, конечно же тоже обладал в глазах палеолитического человека магической силой. Он усиливал его на изделиях из мамонтовой кости - потому-то мы так часто и видим его на костяных браслетах, амулетах, пластинках, найденных на палеолитических стоянках. Перенесенный как татуировка на тело человека, этот орнамент как бы приобщал и самого человека к той магической силе, что «исходила» от статуэтки... Шло время, проходили века, тысячелетия, десятки тысячелетий, давно уже ни один человек на земле не знал, почему именно ромб завещала традиция как священный знак, оберегающий от зла, дающий силу превозмочь опасности жизни. Ромб жил уже сам по себе, освященный предками. Наступала эпоха земледелия, и магическим ромбом человек окружил символ самого ценного в своей жизни - зерно. Именно так объясняют ученые точку внутри ромба - символ зерна.

 Конечно, вряд ли, вышивая в начале ХХ века нашей эры на рукавах своей свадебной рубахи узор из повторяющихся ромбов с точкой внутри, девушка из далекого русского северного села могла бы объяснить, что означает этот узор. Скорее всего, она и не знала, что этот узор «должен» принести счастье в ее будущую семью, достаток и крепких детей, но под ее пальцами вновь и вновь расцветал этот, идущий из палеолита талисман. 

 ...Человечество всегда было единым, и в прошлом так же, как и в настоящем. Несмотря на разделяющие его моря и пустыни, языки, обычаи и культурные различия, несмотря на тщеславных и своекорыстных правителей и псевдо-глубокомысленных идеологов, несмотря на всяческие преграды и препятствия. Лучшие умы человечества всегда это понимали. 

 И поэтому глубоко символично, что изображения зверей и охотников в пещерах Испании, которые выводились рукой человека, только недавно ставшего «разумным», и фрески святилищ Чатал-Гуюка, созданные первыми на земле земледельцами, и шедевры Фидия или Праксителя, и даже народное искусство наших дней, сохраненное памятью поколений,- все это звенья одной цепи, и без каждого предыдущего звена невозможно последующее, а все вместе они составляют то, что именуется человеческой культурой. 



Категория: Петроглифы | (08.09.2015)
Просмотров: 431 | Рейтинг: 0.0/0


Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017