Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Наша Сибирь

Сталь и мрамор
 Вокруг Саяно-Шушенской формируется Саянский территориально-производственный комплекс. Это пространства по берегам Енисея - Хакасия, Минусинская котловина, а частично и те районы Тувы, куда дотянется море гидростанции и ее линии электропередачи. 

 В районе комплекса - удачный набор ископаемых: железо, руды цветных и редких металлов, уголь, сырье для химической индустрии, строительные материалы. Хорошо обжитый район, развитые транспортные связи, плодородные поля, древесина горной тайги, степные пастбища. 

 Полную силу комплекс наберет в начале 21 века: больше сотни гармонично взаимосвязанных предприятий, огромных даже по меркам завтрашнего дня. И конечно, города, автострады, новые водные пути, аэропорты, орошенные степи, мемориальные зоны, заповедники. 

 Один из узлов комплекса - в Абакане. Сразу чувствуешь, что ты в столице Хакасии. Монументальная чеканка на стенах как бы иллюстрирует сказания хакасского народа. Вот богатыри-алыпы на конях-птицах, словно стелющихся над степью. Певец и сказитель - хайджи, спокойный и мудрый, а рядом прекрасная девушка с косами, которые даже в чеканке кажутся мне черными. Такие видел я у вчерашних школьниц, лихорадочно листавших бумажки с экзаменационной премудростью на скамейках возле педагогического института. 

 Степные ветры не успевают выдувать из улиц выхлопные газы тяжелых грузовиков, несущихся друг за другом. Давно ли, кажется, поднимался я с фотоаппаратом на каменную пожарную каланчу, откуда виден был весь Абакан? Там круглые сутки дежурили дозорные. Чуть где дымок - тревога. Теперь обзор никудышный, в бинокль разглядишь разве что голубей на соседних крышах: каланчу обступило многоэтажье. 

 А новый театр Абакана! Розоватый камень, похожий на туф, свои, саянские,мрамор и гранит нарядно, празднично сочетаются в его отделке. У развилки улиц, по дороге в аэропорт, недавно двенадцатиэтажным трилистником раскрылась гостиница «Турист». 

 Самое значительное из предприятий комплекса, расположенных в столице Хакасии - «Абаканвагонмаш».

 Пока добираешься к корпусам вагоностроительного объединения из центра города, Саянский комплекс то и дело напоминает о себе. Вот новая трикотажная фабрика. Ей нужна шерстяная пряжа. Комплекс включил строительство шерстопрядильной фабрики. Шерсть для нее моют на предприятии в соседнем Черногорске. Получается замкнутая цепочка. А прежде тонкорунную шерсть Хакасии возили на обработку за сотни километров и снова возвращали местным предприятиям. В Черногорске же - новый камвольно-суконный комбинат, второй крупный потребитель шерсти. 

 Вагоностроителям отвели место у абаканских окраин в неплодородной степи. Начали они с выпуска контейнеров и железнодорожных платформ для их перевозки. Грузоподъемность абаканского контейнера - 20 тонн. Больше, чем у старых довоенных вагонов. Скоро станут выпускать и тридцатитонные.

 Прежде чем превратиться в готовый контейнер, сталь проходит три с лишним километра агрегатных линий. Для начала дробеструйная установка очищает ее от окалины. Металл режут на плоские листы. Их профилируют, чтобы сталь лучше «работала» на изгиб и сжатие: рассчитано, что, скажем, в трюме корабля контейнер должен выдерживать тяжесть девяти ярусов своих груженых «собратьев». Операция за операцией, и вот остается только окраска. 

 Никаких маляров, никаких кистей, никаких краскопультов! Малярничают автоматы. Самую трудную окраску внутри контейнера поручают роботам-манипуляторам. 

 Контейнеры выгодны и удобны при перевозках. Загрузил - и гони на любые расстояния хоть вокруг света, ничего не перекладывая, ничего не пересыпая. С океанского корабля на железнодорожную платформу, оттуда на автоприцеп - и пожалуйста, прямо к дверям получателя. 

 Абаканские контейнеры соответствуют международному классу и стандарту. Так что их кругосветное путешествие через разные страны на разных видах транспорта вполне возможно. Абаканские платформы-контейнеровозы выпускаются также и для зарубежных стран. Кстати, часть платформ первого выпуска была отправлена на Кубу, и кубинские железнодорожники очень хорошо отозвались о новинке. 

 Иду к корпусу, в ворота которого завозят массивные металлические балки. Из других ворот медленно выкатывается готовая, пахнущая свежей краской, платформа. Надпись белыми буквами: «Абаканвагонзавод, 60 тонн». Как раз для трех контейнеров. 

 Под Абаканом предстоит еще многое сделать. В новых корпусах «Абаканвагонмаша» будут выпускать открытые высокобортные вагоны грузоподъемностью 125 тонн, рассчитанные на БАМ, на завтрашний день наших магистралей. 

 Для них же - цистерны большой емкости. Наконец, стальное литье и для себя, и для соседей - вот что должен давать «Абаканвагонмаш». Но к началу двенадцатой пятилетки он оказался в долгу перед страной. 

 Недалеко от связанных в единый узел Саяно-Шушенской и Майнской гидростанций - город Саяногорск, его спутники, поселки Майна и Черемушки. Последний - там, где еще задолго до прихода строителей прыгал по камням Черемуховый ручей, 

 В центре Черемушек - площадь, по которой разрешается езда только на детских велосипедах. Между непотревоженных сосен понастроены из песка и камня разные горки и крепости для детворы. Тут же качели и лоток, до блеска отполированный ребятней. Очень домашняя, очень уютная площадь, похожая на большой двор. 

 Берег Енисея оставлен лесу, там поют птицы, не вытоптана трава. На прибрежные камни вытянуты лодки. Приглядываюсь: в зеленоватой прозрачной воде метнулась серебряная полоска, есть, значит, в Енисее рыба... 

 В Черемушках хороший кинотеатр «Русь» и отлично оборудованный книжный магазин «Былина». Таких школ, как в поселке, маловато и в Москве. А вот заводов нет. В поселке живут и отдыхают люди, которым предстоит долгие годы обслуживать работающую гидростанцию. 

 Черемушки, как и Майна,- в горной теснине. Под Саяногорском же Енисей вырывается в открытую степь. Каменистую, галечную: бывшее речное дно. Под заводские корпуса, под дороги отдали земли бесплодные, считавшиеся бросовыми. 

 Саяногорск предпочитают его спутникам те, кого манит распахнутый простор, кому непривычно в узкой долине, где солнышко не спешит подняться над горами и раньше уходит за сизые дымчатые вершины. И еще те, кому по душе жизнь большого промышленного города. 

 Главное его предприятие - Саянский алюминиевый завод. Он основной потребитель энергии Саяно-Шушенской ГЭС. Здесь самая передовая технология. Сначала часть оборудования предполагали закупить в США. Президент наложил запрет, американская фирма понесла большие убытки, а недостающее оборудование было изготовлено на советских заводах или куплено в других странах. 

 Весной 1985 года в Саянах выплавили первые тонны «крылатого» металла. 

 В Саяногорске же - комбинат сборно-разборных зданий, предназначенных для выпуска из алюминиевого листа каркасных блоков-контейнеров первопроходцам тайги и тундры. Блок-контейнер? А это вот что: легкая утепленная часть небольшого дома, скажем, стена с окном, причем уже «начиненная» всем, чем нужно, начиная от электропроводки. Такие блоки вертолет доставит куда угодно. Монтажники быстро сложат из них два, три, пять домов. Можно временных, где-нибудь возле буровой. Послужили, сколько надо, монтажники разберут их - и на новое место. Из стандартных панелей для поселков собирают также столовые, клубы, школы. 

 Одно из первых предприятий города - комбинат «Саянмрамор». 

 Галикарнасский мавзолей, одно из семи чудес древнего мира, был отделан мрамором. Парфенон в Афинах? Мрамор. Аполлон Бельведерский, Венера Милосская, Ника Самофракийская изваяны из мрамора. 

 Саянский мрамор показывали на всемирных выставках в Монреале и Осаке. Знатоки нашли: пожалуй, не хуже каррарского, с которым вышла на мировой рынок Италия. Другие добавили: похож на паросский, излюбленный камень ваятелей Древней Греции. 

 Не знаю, на какой мрамор похож саянский, но по обилию оттенков едва ли есть ему равный. Черный и «белая ночь», розовый и фиолетовый, голубой и багровый, зеленоватый и золотистый, дымчатый с перламутровым отливом... Мне подарили на комбинате маленькую «книгу»: все из мрамора - и корешок под светлую кожу, и черная обложка с выгравированным рисунком.

 Массив «облицовочного материала» - высоченная гора у берега. И дно Енисея: мрамор уходит под воду. И светлые обрывы за рекой, где он выныривает. 

 От береговой дороги я легкомысленно потащился на мраморную гору пешком, хотя утренняя метеосводка посулила 28 - 30 градусов в тени. Только в пустыне у берегов Нила по дороге к пещерам-гробницам Города Солнца, где когда-то жила божественная Нефертити, испытал я нечно подобное. Не семь, а сто потов сошло с меня, когда, прикрыв голову носовым платком, карабкался по склонам. Глупость свою проклинал до тех пор, пока с таблеткой валидола под языком не оказался у вершины: 842 метра над уровнем моря - подходящая точка для обзора. 

 Горная страна простиралась вокруг. Лесистые вершины заканчивались угрюмыми гольцами. Горные потоки бежали к Енисею. И какой же он с высот узенький, затиснутый кряжами! 

 Мраморную гору срабатывают с самого верха, чтобы ничего не пропало зря. Режут камнерезными машинами, а также итальянским способом - стальными канатиками, пропущенными через систему блоков. 

 С мраморными глыбами, погруженными в кузов.самосвала, качу по серпантину дороги на комбинат. 

 Там мрамор распиливают на пластины толщиной всего двадцать миллиметров. Сквозь них различишь световое пятно электрической лампочки. 

 Орешек покрепче - гранит. Его тоже обрабатывают на комбинате. И вот вам Саяны: гранит, причем отличный, схожий с известным в Европе дрезденским, природа уложила по соседству с мрамором, при долине того ручья, откуда я карабкался в гору. А ведь есть у нас крупные камнеобрабатывающие заводы, на которые сырье везут за сотни километров. 

 Кроме дивной облицовки для станций метро, театров, Дворцов культуры, машинных залов гидростанций, комбинат выпускает специальные глыбы для скульпторов, мозаичные плиты для полов, мраморную крошку для отделки, архитектурные детали и сувениры. У него четыре сотни заказчиков в стране и за рубежом. 

 А теперь - снова на правый берег Енисея, туда, где Минусинск выдвинул к главному въезду каменную заставу многоэтажек и щит. На нем крупные буквы «МЭК», строка Маяковского: «Я знаю - город будет...» 

 Почему же «будет»? Хоть и прозвали Минусинск городом-селом, но городское-то звание он носил еще во времена декабристов. 

 А «город будет» - это вовсе не о Минусинске. Это об Электрограде. О городе в городе, Минусинском электрокомплексе, создаваемом среди песчаных холмов, заросших сосновыми борами. На его двенадцати заводах будет работать больше людей, чем не так давно жило во всем Минусинске. Все двенадцать занимают общую площадку. Их связывает хозяйственная целесообразность. Каждый завод занят своим делом, у него своя продукция. Но что-то он получает от соседей, что-то дает им. А кроме того, у всей дюжины общие электрические и водопроводные сети, объединенный вычислительный центр, научно-исследовательский комплекс. 

 Минусинскому Электрограду работать на Сибирь и Дальний Восток, где день ото дня растет спрос на все, в чем нуждается современное электрофицированное хозяйство. Потребность в гидроэлектрогенераторах станет удовлетворять завод, сравнимый с ленинградским объединением «Электросила», которое сооружает энергоблоки для Саяно-Шушенской ГЭС. У сибиряков появятся и электроплиты, электрокамины, электроутюги марки «МЭК». 

 Среди действующих предприятий Электрограда - завод выключателей. Не тех, что лежат в витринах электромагазинов и какие найдешь в любой квартире. Минусинские предназначены для высоковольтных линий, где короткое замыкание может привести к тяжелым последствиям. Одно дело включить или выключить настольную лампу, и совсем другое - роторный комплекс угольного разреза, потребляющий столько же энергии, сколько средний город. 

 Есть разные типы выключателей: масляные, электромагнитные, воздушные. Электроград выпускает вакуумные, особо надежные. Для их производства нужна высокая точность. Люди работают в белых халатах и белых перчатках. В дугогасительных камерах выключателя нужно добиться вакуума, близкого к космическому, и эта операция длительная и тончайшая. 

 Одна из новинок завода специального технологического оборудования - автоматизированные склады. Вместо кладовщиков там роботы. Они могут комплектовать детали по заданной программе. Электроград выпускает также машины для плазменной резки металла. 

 И все это - в Минусинске, о котором Большая советская энциклопедия в томе, вышедшем в середине семидесятых годов, сообщала: «Промышленность, главным образом, пищевая (мелькомбинат, макаронная фабрика, овощно-консервный завод)». Правда, в городе к тому времени пустили перчаточную фабрику, но это уже входил к минусинцам Саянский комплекс. Учитывался резкий приток населения. Мужчины - на стройки, в цеха электротехнических заводов, а женщинам должно найтись интересное дело в легкой индустрии. 

 ...Саяно-Шушенская ГЭС - своеобразный памятник Владимиру Ильичу Ленину. Ему посвящается также скульптурный комплекс, который возведут возле бастиона энергетики. 

 Все, что вокруг гидростанции,- живое воплощение ленинских идей электрификации страны. В плане ГОЭЛРО было написано: «... в Сибири принимается во внимание только западная ее часть - те губернии и области, которые прилегают к Уралу». Владимир Ильич своей рукой вставил слово «пока». Получилось «пока принимается», до лучших времен. 

 Эти времена пришли. 

 «Во внимание принята» вся Сибирь.



Категория: Наша Сибирь | (01.08.2015)
Просмотров: 297 | Рейтинг: 0.0/0


Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017