Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Надежды зеленого дома

Восхождение к истине

 Кант внес огромный вклад в физику. Развивая идеи Декарта и Галилея, он обосновал новое учение об относительности движения и покоя. Он оказал неоценимую услугу биологии, наметив идею генеалогической классификации животного мира. Он выдвинул идею естественной истории человеческих рас. Он объяснил, почему Луна все время обращена к Земле одной стороной. 

 На первый взгляд все эти увлечения великого философа не очень уж важны для формирования объяснений природы, с которыми связано его имя. Но только на первый. Естественнонаучные труды Иммануила Канта стали теми «кирпичиками», из которых он сложил высотное здание своего миросозерцания и которые потом легли в фундамент дальнейшей разработки науки об окружающем нас материальном мире. 

 Канта роднит с учеными эпохи Возрождения, очевидно, прежде всего то, что он совмещал в одном лице величайшего философа и сильного естествоиспытателя. И надо подчеркнуть, что это был последний универсал из философов. 

 Ни Гете, озаривший своим гением многие направления научного поиска, ни Гегель, может быть, самый большой эрудит среди философов, во многих отношениях не поднялись до Иммануила Канта (хотя в других и превзошли его). 

 Широта взгляда Канта была поистине потрясающей. Ему было дано увидеть многое в закономерностях и явлениях природы. Но кажется, именно широта увиденного и заставила великого философа усомниться в том, что никто «не руководит» природой. Кант делал уступку за уступкой телеологии - учению о целесообразности в природе, - повторяя многократно опровергнутые мысли Аристотеля, и пришел, наконец, к выводу о начале, о некоем исходном моменте существования природы и о том, что она развивалась из хаоса в совершенное создание не самостоятельно. А это, следовательно, «доказывало» бытие бога. Так Кант, обогатив человеческую мысль безусловно выдающимися достижениями, вернулся вновь к тому же, с чего начинал свои натурфилософские поиски.

 Философия Канта, несмотря на ее определенную непоследовательность, довольно полно показывала взаимосвязь явлений природы и подводила общественную мысль к вопросу о том, насколько сам человек подпадает под действие природных закономерностей. Это была действительно высокая наука. Она была, если можно так выразиться, слишком наукой для молодого буржуазного общества, далеко отстояла от политики, от общественных проблем, не учила активному решительному покорению мира. А ведь именно этого в первую очередь ждала от науки растущая буржуазия, этого требовало развитие производительных сил капитализма. Нужна была более действенная, более политизированная философия. 

 Задачу создать такую философию взял на себя Иоганн Готлиб Фихте. Будучи одним из самых последовательных идеалистов в истории философии, исходя из безусловного признания первичным сознания, Фихте предпринял попытку уничтожить разрыв между действительностью и мышлением, между теорией и практикой. Он стал решать свою задачу через некое «Я» человека, противопоставленное остальному миру, якобы существующему только в наших представлениях, в наших мыслях. 

 Естественно, что при этом все проблемы природы можно было легко~ решить, так как они были лишь в сознании. В результате Фихте, по словам К. Маркса и Ф. Энгельса, еще более отошел от природы и вообще в своей философии игнорировал проблемы природы. 

 Продолжателем Канта с большим правом может считаться Фридрих Вильгельм Шеллинг. Именно в его работах наиболее ярко проявился интерес развивающегося буржуазного общества к природе. Шеллинг вполне сознательно поставил перед собой цель философски освоить область естественных наук, область прикладных исследований, сделал попытку отойти от абстрактного теоретизирования, внести в науку свежее дыхание природы. 

 Шеллинг начал свою карьеру ученого в счастливое для науки время. Гальвани, Вольт, Эрстед, Лавуазье, Ломоносов, Броун - эти имена, известные нам из школьных учебников физики и химии, впервые узнавала научная общественность мира. Знание набирало силу, открытия в области естествознания следовали одно за другим. 

 Ученых все активнее зазывали на государственную службу, перед ними раскрывались двери дворцов, и казалось, что царствующие особы стали нуждаться в присутствии физика, математика или химика так же, как совсем недавно нуждались в присутствии алхимика или астролога. 


Фридрих Шеллинг (1775 - 1854).

 Шеллинг сумел понять фундаментальную закономерность прогресса человеческой мысли - взаимосвязь его направлений. Он осознал и то, что только философия может объединить эти направления, обобщить их, дать какие-то наиболее широкие, универсальные объяснения все глубже раскрывающегося перед человеческим взором материального мира, развертывающейся деятельности людей. 

 Но это упоение философией, влюбленность в нее, вера в ее силы завлекли Шеллинга чересчур далеко. Он переоценил философию и ее метод. Переоценил настолько, что предполагал с помощью философии, исходя из ее принципов, разрешить трудности в области естествознания. Он был твердо убежден, что может верно и глубоко объяснить любое явление природы философскими категориями. Для Шеллинга не было «необъяснимых явлений». 

 Его вера в могущество логики, в силу разума крепла и стала столь непоколебимой, что он... всю природу как бы «перенес» в мышление, приблизившись тем самым к Фихте. Предметы и представления о предметах оказались у него лишь раздвоением, «разновидностями» единого духа. Реальные отношения причин и следствий выступили лишь отражением процесса познания. Физика стала только практическим приложением философии и т. д. Иначе говоря, все познание природы свелось к развитию философии, все представления о природе «оказалось возможным» вывести из вне опытных принципов философии. И светлые мысли Шеллинга о материи, о движении, о взаимодействии материальных сил, о тяготении, будучи в основе своей глубоко верными, затерялись в этих идеалистических конструкциях. Представляя природу первоначально в качестве великого организма, резко возражая против механистического ее понимания, Шеллинг закончил тем, что вновь наделил природу уже столько раз отбираемой у нее «мировой душой» в образе бога. 

 Так как сущность изначальной природы есть не что иное, как «вечная основа существования бога», она должна содержать в себе, хотя и в скрытом состоянии, сущность бога, - вот к чему пришел Шеллинг. В результате и материя предстала для него вполне идеалистически, как «дух, созерцаемый в равновесии своих деятельностей».


Георг Гегель (1770 - 1831).

 Особо интересно для нас то, что во всех своих натурфилософских изысканиях Шеллинг руководствовался действительно верной, действительно плодотворной идеей развития и всеобщей связи явлений. Той самой идеей, которая стала после могучим научным оружием Гегеля. Да и не только Гегеля. Идеалистически истолковывая естественные явления, открытия естественных наук, шеллингианство тем не менее оказало огромное влияние на целое поколение ученых, среди которых можно назвать Эрстеда, Геккеля, Майера, Окена, Стеффенса, на всю европейскую культуру. 

 В частности, замечательный русский поэт Ф. И. Тютчев был яростным приверженцем Шеллинга. Его знаменитое 

Не то, что мните вы, природа: 
Не слепок, не бездушный лик - 
В ней есть душа, в ней есть свобода, 
В ней есть любовь, в ней есть язык... 

 по сути дела, выражает натурфилософскую концепцию великого немецкого ученого. И хотя идеалистическая философия нередко характеризует Шеллинга только как творца «трансцендентального идеализма», отрицая его натурфилософию, именно последняя была наиболее заметным вкладом в развитие миропонимания, в теоретические представления о природе. 




Категория: Надежды зеленого дома | (12.03.2015)
Просмотров: 262 | Рейтинг: 0.0/0


Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017