Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Надежды зеленого дома

Фрэнсис Бэкон

 В этом отношении Галилея, можно сказать, опроверг его современник Фрэнсис Бэкон, которого К. Маркс назвал родоначальником английского материализма и всей современной экспериментирующей науки. Пожалуй, это был первый могучий голос английской науки, возвестивший, что Англия выходит в лидеры научно-технического прогресса, что молодой английский капитализм расправляет плечи гораздо быстрее, чем французский, итальянский, голландский, германский. Наука была ему жизненно необходима. И как раз на примере Бэкона, яростно критиковавшего схоластику за то, что она сделала науку служанкой религии, можно хорошо проследить, как впрягали науку в ярмо капитализма. 

 Бэкон взглянул на природу непредвзято. Стремление проникнуть в тайны природы, познать ее определяло всю его научную жизнь. Он считал, что человек, «слуга и истолкователь природы», столько может понять и изменить в ней, сколько постиг в ее порядке делом или размышлением. Свыше этого человек не знает и не может. Он строит в своем разуме образ мира таким, каким этот мир является, и это единственно верный путь. Изображения же мира, созданные вымыслом, - это, по словам Бэкона, «обезьяньи изображения». 

 То есть никакого наития, божественного откровения или дозволения нет и не может быть. Знание дает силу, расширяет возможности, дело увеличивает знание. Уважение к природе проявляется столь высокое, что человек низводится до ранга ее слуги. Это для 16 - 17 веков кое-что да значит! Но, с другой стороны, природа у Бэкона не возвышается до положения господина над человеком. Она «оживает», обнаруживает какое-то новое, чуть ли не материнское отношение к Homo sapiens. В материи открывается свойство улыбаться людям «поэтически-чувственным блеском» (К. Маркс). 

 Казалось, нашелся наконец человек, сумевший понять и выразить сущность природы. И действительно, материализм Бэкона таил в себе, хотя и в наивной форме, зародыши всестороннего развития. Однако немногим из этих зародышей суждено было проклюнуться сквозь двойную оболочку - скорлупу традиционных представлений и ограниченность становящегося капитализма. Уже современник Бэкона, систематик его материализма Томас Гоббс ограничил его идеи, огрубил их. Улыбка материи вновь печальна, ее живое движение заменено механическим или математическим движением. Тем самым галилеевское понимание природы как бы возродилось на британской земле. Геометрия была провозглашена главной наукой. Такой материализм К. Маркс и Ф. Энгельс назвали враждебным человеку. 

 Почему враждебным? Да потому, что огрубление, омертвление природы, сведение ее закономерностей к элементарной геометрии означали, что и человек должен быть ограничен теми же закономерностями. Богатство его чувственности, его многогранное восприятие окружающей реальности, конечно же, не укладывались в прокрустово ложе геометрии и были принесены в жертву механистическим принципам. Материализм сам отрекся от завоеванных с таким трудом позиций. 

 Иначе говоря, человек, не успев вернуть себе природу во всей ее живой и многообразной красоте и значимости, снова торопится как бы отказаться от нее, снова определяет для себя узкий взгляд на мир. Освободившись от ига теологии, философия попала под иго механики. Становящаяся очевидной сила строгого формализма математических, механических закономерностей заставляет философию выдвинуть положение о том, что «правила механики можно принять правилами и природы». Нет спора, что это новый взгляд, что механицизм явился важнейшим продуктом философских исканий эпохи Возрождения. Но бесспорна и ограниченность такого миропонимания. 




Категория: Надежды зеленого дома | (11.03.2015)
Просмотров: 290 | Рейтинг: 0.0/0


Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017