Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Мексика

Я верну вам землю
 Деревушка Аненекуилко выглядит бедно и безрадостно. Пыльные улочки, серые неприветливые домишки. Многие из них покосились или осели под ударами времени. Около домов - ограды из серого камня. И даже деревья, покрытые пылью, не оживляют блекло-сизой зеленью этот запущенный уголок мексиканской земли. 

 И люди кажутся под стать деревеньке - каждый скромно находит свое место в однообразном мирке селения. Копошатся на дороге полуголые грязные ребятишки: они, как куры, гуляющие рядом, предоставлены на весь день самим себе. На речушке у моста, разложив белье на камнях, стирают женщины. А старики - те, что не в поле,- устало сидят на скамейках и с ленивым безразличием смотрят на прохожих, которых они знают целую вечность. 

 Когда-то деревня Аненекуилко, расположенная километрах в ста двадцати к юго-востоку от столицы, жила своей самостоятельной жизнью. А теперь она слилась с разросшимся городком Вилья де Айяла, муниципальным центром в штате Морелос. И поэтому найти ее было трудно - раза три пришлось возвращаться из города на шоссе, пока один старый крестьянин, ковылявший с вязанкой сахарного тростника за спиной, не показал мне дорогу. 

- У развилки, сеньор, поверните направо. Дом хэфе* вон там на горе. 

 Он сказал «хэфе» так естественно и просто, с таким искренним уважением, будто говорил о живом и близком человеке. Подумалось, что он не понял меня. Но я все же решил последовать совету старика. 

 Дорога упирается в опрятную ограду. За ней видна плоская крыша, а вокруг - чистый дворик. Весело зеленеет омытая водой травка. Что это? Вилла богача, каких немало можно встретить в аристократических районах мексиканской столицы? 

 Но вот сторож ведет под пологий навес, и тогда все проясняется. Там во мраке тесно сгрудились черно-серые развалины стен. По ним можно определить, что это остатки небольшого домика. Видно, строили его из щебня и земли - трогаешь пальцем„и рыхлая стена осыпается. 

 Здесь, в этом маленьком домике 8 августа 1879 года у крестьянина Габриэля Сапаты и его жены Клеофас Саласар родился мальчик, которому дали имя Эмилиано и которому было суждено сыграть выдающуюся роль в истории Мексики. 

 Глубокий овраг с небольшой речушкой на дне разделяет деревню Аненекуилко на две части. Внизу, ближе к шоссе,- и дома получше, и земли, дающие хороший урожай. А за оврагом, на круче, начинается царство бедности: каменистая бесплодная почва, иссушенные солнцем колючие кустарники, ветхие лачуги из земли и камня. 

 В этом невзрачном краю, опустошенном природой, и был построен дом для семьи Сапаты. 

 У дона Габриэля всегда было забот по горло. И хотя имел он немного земли и разводил скот, но ведь и семья была немалая - десять ртов на такой скудный заработок. А помещики все больше наглели. С тех пор как сахарный тростник стал в цене, они словно лишились разума. И раньше латифундисты не щадили крестьянина-пеона. А теперь, одержимые жаждой наживы, прибирали к рукам даже те жалкие земли, которые после многих десятилетий грабежа еще оставались у бедняков. Права крестьянских общин-эхидос были просто-напросто выброшены за борт. 

 На стороне помещичьей касты стояла вся громоздкая машина государства - от всесильного диктатора Порфирио Диаса до мелкой чиновничьей сошки, пресмыкавшейся перед сильными мира сего. 

 Четыре десятка крупных латифундистов поделили территорию штата Морелос. Гигантские сахарные асьенды поглотили все лучшие земли, оставив крестьянам скудные бесплодные клочки, чтобы те не умерли с голода. К началу этого века штат превратился в настоящую империю сахара, который, казалось, был горьким и соленым от пота и крови создававших его тружеников. 

 Нередко в семье Сапаты, как и во всех семьях деревни, возникали разговоры о тяжелой крестьянской доле. Здесь в кругу близких людей, объединенных общими невзгодами, каждый давал выход своей бурлящей ненависти к ненасытным асьендадос, которые, чувствуя поддержку сверху, все более притесняли крестьян. 

 Грозные слова раздавались и по адресу диктаторского правительства Порфирио Диаса, потакавшего помещичьему произволу. 

 Рассказывают, что однажды маленький Эмилиано - ему тогда не было и девяти лет - услышал сокровенную беседу взрослых. 

- Почему же вы все не объединитесь и не захватите земли, которые у вас отняли? - спросил он.

 И отец его дон Габриэль с грустной улыбкой и той горькой смиренностью, которая была у всех крестьян, еще не осознавших свою силу, ответил мальчугану: 

- Нет, сын мой, не будь глупеньким. Против власти господ - асьендадос ничего нельзя сделать. Они имеют все. 

- Нельзя? - воскликнул Эмилиано.- Ну, подождите, вот я вырасту, и вы увидите, что я смогу вернуть вам отнятые земли! 

 Никто не обратил тогда особого внимания на это восклицание парнишки и, уж конечно, не предполагал, что искра мести, вспыхнувшая на миг в его детской душе, превратится со временем в пламя ненависти к угнетателям народа. 

---------------------
* «Хафе» по-испански вожак,,лидер, начальник.



Категория: Мексика | (24.01.2016)
Просмотров: 184 | Рейтинг: 0.0/0


Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017