Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Малайзия

В малайзийской столице
 Говоря об учреждениях, связанных с культурной жизнью страны, нельзя не упомянуть о Национальном музее. Это - одно из красивейших зданий города. Так же как и Институт языка и литературы, его фасад украшают яркие фрески. Здание стоит на зеленом пригорке и издали кажется небольшим. Но в действительности это вместительная трехэтажная постройка с большими экспозиционными залами. Ее проектировал местный архитектор, заимствовавший некоторые черты традиционной малайской архитектуры (вытянутый фасад, высокая с изломом двускатная кровля). 

 Национальный музей Малайзии - крупный научный центр страны. Он состоит из нескольких отделов: естественного, истории и экономики, этнографии и культуры. Экспозиции дают наглядное представление о культуре современной Малайзии как о сложном многогранном явлении, сплаве нескольких культур: малайской, китайской, индийской. Вот, например, перед зрителем коллекция плоскостных кукол, укрепленных на тростях - ваянг-кулит, с яркой вычурной раскраской. Они напоминают аналогичные индонезийские образцы. Исторические корни кукольного театра Малайзии и Индонезии одни и те же и восходят еще к домусульманской эпохе индуизированных государств, когда район Юго-Восточной Азии подвергался сильному культурному воздействию выходцев из Индии. В музее можно увидеть и другую разновидность кукольного театра, распространенную на севере Малайзии, со своими персонажами, своим характерным обликом фигурок. Здесь мы скорее улавливаем влияние Южного Таиланда, чем Индонезии. Плоскостные куклы местного индийского -театра никак не спутаешь с малайскими. Они больших размеров и напоминают свои южноиндийские прототипы. 

 Фигурки-манекены танцовщиков и актеров свидетельствуют, что и в искусстве танца, и в театре живого актера, и в массовых народных зрелищах сталкиваются различные влияния: древнеиндийское, современное индийское, китайское, таиландское; индонезийское. 

 В экспозиции можно увидеть и лохматого желтого дракона с клыкастой маской. Это он шествует по улицам города во время китайских праздников, сопровождаемый звуками гонга. В чучело дракона обряжается несколько парней-китайцев.

 Среди сельского малайского населения распространены народная игра, имитирующая борьбу с кинжалами-крисами, а также другая игра с запуском волчка или диска под звуки флейты и барабана. Популярны также парные и групповые танцы, например паянг, который исполняется женщинами, образующими хоровод. С этими зрелищами можно ознакомиться по макетам этнографического отдела музея. 

 В музее любовно собраны богатые коллекции музыкальных инструментов, предметов быта, прикладного искусства народов Малайзии. Большую научную ценность представляет уникальный по своим богатствам раздел, посвященный аборигенам Малаккского полуострова. В целом музей свидетельствует о большом интересе в Малайзии к национальной культуре. 

 К культурным учреждениям столицы надо отнести и центральный спортивный комплекс, в первую очередь большой открытый стадион «Мердека» на 30 тыс. зрителей и крытый стадион «Негара» с круглой цирковой ареной и амфитеатром на 8,5 тыс. мест. 

 Что можно сказать о духовной жизни малайзийской столицы? Пищу духовную в избытке поставляют газеты, телевидение и кино. Крупнейший издательский синдикат «Стрэйтс таймс» связан с местным английским монополистическим и крупным китайским капиталом. Выпускаемые этим синдикатом газеты мало отличаются от обычных западных буржуазных газет. Прибыльные рекламы, оголенные красотки, великосветские сплетни и происшествия, разное бульварного свойства развлекательное чтиво и между ними кое-какая информация западных агентств - вот чем заполнены газетные полосы. 

 Есть еще другое крупное издательство - «Утусан Мелайю», связанное с малайскими буржуазно-националистическими кругами. Оно выпускает газету на малайском языке в двух вариантах (один печатается латинским шрифтом, другой - арабским), журналы, учебники, художественную и политическую литературу. «Утусан Мелайю», как и государственный Институт языка и литературы, играет немаловажную роль в развитии малайского литературного языка, национальной литературы. 

 В столице выходят также газеты на китайском и тамильском языках. 

 Государственная телестудия передает информацию, концерты, показывает фильмы. Кинотеатры заполнены голливудской, гонконгской, японской кинопродукцией. Их неизменные герои - гангстеры, детективы, чудовища из потустороннего мира, кокотки. Слабой национальной кинематографии трудно пробиться на экраны собственной страны через мутный поток низкопробных, но прибыльных фильмов.

 Как я ни старался, за все мои поездки в Малайзию не сумел посмотреть ни одного малайзийского художественного фильма. Может быть, им легче пробивать дорогу на провинциальный экран? Единственная частная киностудия страны «Мердека филм продакшэн», принадлежащая группе местных китайских дельцов, находится в окрестностях Куала-Лумпура в красивой холмистой местности, рядом с зоологическим садом. Я побывал здесь во время одной из поездок. 

 Встретил нас один из директоров фирмы, Ли, сухопарый аскетического вида китаец. Без лишних предисловий он провел нас в павильон-ангар, где шли съемки фильма. Там бушевал другой китаец, темпераментный толстяк с хваткой боксера, кажется, оператор и режиссер в одном лице. Декорация изображала интерьер бара-ресторана с маленькой эстрадой. Перед публикой выступали малайцы с электрогитарами и молодой певец. Над этой сценой и бился толстяк. Ему казалось, что певец недостаточно естественно передает чувство грусти. По ходу фильма он должен быть грустен. В другом конце павильона было воспроизведено мусульманское кладбище в ночных сумерках. 

 Сухопарый Ли пояснил мне, что идут съемки веселой музыкальной комедии. Хотя герой грустит, все-таки картина будет веселая. Фирма «Мердека филм продакшэн» может выпускать не более четырех-пяти фильмов в год. Иногда возникают независимые труппы во главе с продюсером, не имеющим ни собственной студии, ни аппаратуры. Решая поставить на свой страх и риск фильм, он арендует у «Мердеки» павильон, заказывает ей декорации, прибегает к услугам ее оператора. Вот сейчас и работает именно такая «дикая» труппа молодых актеров-малайцев. 

 Ли пожаловался, что положение национальной кинематографии очень тяжелое, ее материально-техническая база слаба. 

- Горько говорить о том, что наши зрители, особенно молодежь, развращены иностранными фильмами,- сказал он.- Их привлекают поножовщина, ожившие мертвецы, похождения грабителей, бесстыдный и откровенный секс. Мы пытаемся создавать правдивые и бесхитростные фильмы о простых людях. Но владельцы кинотеатров не желают демонстрировать их. Привычный для зрителя боевик надежнее. 

 В Малайзии пока нет постоянного профессионального театра современной драмы. Произведения мировой драматургической классики ставятся любителями. Это молодежь, студенты, интеллигенция, правительственные чиновники. 

 Излюбленные места вечернего времяпрепровождения жителей столицы - вечерние базары, например «Букит Бинтанг». Здесь можно просто потолкаться в толпе, поглазеть на витрины с товарами, посидеть в ресторанчике за бутылкой холодного кока-колы или местного напитка саси, попытать счастья в аттракционе. 

 «Букит Бинтанг» - по-малайски означает «Звездный холм». Это название носит и один из китайских деловых районов. Над ним возвышается фешенебельный отель «Федерал». Его недавно надстроенный небоскреб венчает вращающаяся башня. Невдалеке от отеля расположен собственно «Букит Бинтанг». Это не только базар, но и своего рода вечерний деловой центр района, и скопление различных увеселительных заведений с аттракционами, азартными играми. 

 Покупаем входные билеты и минуем входные ворота. Кофейни, закусочные, рестораны распространяют ароматные запахи китайской кухни. Изощренные в кулинарии повара-виртуозы предлагают вам суп из акульих плавников или ласточкиных гнезд, жареные лягушачьи лапки, жаркое из голубей, десятки непохожих друг на друга блюд из обыкновенной курицы или морских креветок. Здесь нет показной роскоши первоклассных городских ресторанов. Но сюда нередко заглядывают крупные дельцы, чтобы потолковать о делах бизнеса, заключить выгодную сделку, сбыть партию товаров. Нередко здесь празднуются многолюдные свадьбы. 

 Множество аттракционов привлекает молодежь. Тот, кому посчастливилось ловко набросить кольцо на вращающуюся фигурку, получает приз - безделушку, коробку сладостей или сигареты. Стрельба из духовых ружей по движущимся мишеням. И рулетка. Пресловутая рулетка, достопримечательность не одного только Монте-Карло. Возле автоматов-рулеток толпятся парни, охваченные азартом, разгоряченные. Они спорят, подзадоривают друг друга, заключают пари и наконец делают ставки. Чаще проигрывают, выгребая из карманов скомканные бумажки или последнюю мелочь. 

 Немало в Куала-Лумпуре и ночных клубов. Они считаются вполне приличными заведениями, где можно посидеть в баре и пропустить стаканчик виски или потанцевать с девушкой. Любой такой клуб - это ресторан и танцплощадка с постоянным штатом так называемых такси-герлс или дансинг-герлс, то есть девушек-такси, девушек для танцев. Их профессиональная обязанность танцевать с посетителями, как обязанность официантки подавать на стол. Кое-кто утверждает, что подобные клубы представляют собой заведения самого сомнительного свойства, а дансинг-герлс нередко прикрывают своей официальной профессией иную, запрещенную по закону. Не буду судить - так ли это. Расскажу лишь о том, что видел своими глазами в старомодном особнячке, приткнувшемся к тихому тупичку в стороне от главных улиц.

 ...Было еще сравнительно рано, когда мы приехали сюда с моим спутником-малайцем из информационной службы. Он уверял меня, что это вполне добропорядочный ночной клуб и публика бывает здесь самая почтенная. Перед зданием уже было много автомашин. Подъезжали поразвлечься молодые люди и отцы семейств, местные и иностранцы. В вестибюле толпились девушки. Их было много, наверно, десятка четыре: китаянки, малайки, тамилки, арабки, метиски, в которых, вероятно, смешалась кровь всех рас и народов. Почему-то китаянок было больше, чем всех остальных. Их наряды казались слишком пестрыми, экстравагантными. Пестроту одежды дополняли грубоватая косметика, блестки и мишура на платьях. Девушки затягивались сигаретками, оживленно болтали между собой, оценивающе оглядывали входящих посетителей. В ротанговое кресло присела молоденькая китаянка, красивая, с точеной фигуркой, но уже какая-то тусклая, с тоскливой пустотой в глазах. На ней безвкусное платье с блестками. Привычным движением девушка щелкнула зажигалой и затянулась сигаретой. Вошел пожилой толстячок-китаец. Распорядительница, рослая мужеподобная китаянка в шароварах, почтительно встретила его, имевшего, очевидно, в здешнем обществе вес, и что-то шепнула ему на ухо. Гость понимающе кивнул. Девушка с блестками перехватила властный взгляд распорядительницы, поднялась с кресла, вымученно улыбаясь, и покорно пошла за толстячком. Ее рабочий день начинался. 

 Посетители входят в вестибюль и один за другим исчезают за портьерой в темноте зала. Зал погружен в полумрак и в двух-трех шагах не различишь лиц танцующих. Лишь эстрада с музыкантами слабо подсвечена иллюминацией. Почтенный отец семейства может поразвлечься в подобной обстановке, сохраняя полное инкогнито. 

 Каждый посетитель покупает в кассе талончики - три на один малайзийский доллар. Один талончик - один танец. Девушки садятся за столики вокруг площадки и ожидают партнеров. Посетитель может подойти к любому столику, бросить на него талончик и протанцевать с партнершей. За особую плату можно заказать постоянную девушку на весь вечер, как заказывают стол с закуской. По договоренности с распорядительницей можно пригласить партнершу провести вечер где-нибудь в другом месте. И она не в праве отказаться; Ведь это ее работа, работа дансинг-герлс. 

 До позднего вечера центральные магистрали столицы многолюдны, оживленны, расцвечены огнями витрин и реклам. По асфальту нескончаемой вереницей движутся автомашины всех существующих в капиталистическом мире марок. На бойких перекрестках магистрали завязаны в многоярусные узлы с эстакадами и, минуя их, расщепляются, растекаются на узкие коридоры торговых улиц. Яркий фасад большого города со своим неповторимым колоритом, контрастами, сложностями... 

 Куала-Лумпур - главный экономический центр Малайзии. Здесь сосредоточены все правительственные ведомства, занимающиеся экономикой, основные банки, фирмы, промышленные предприятия. 

 Современная экономика Малайзии сохраняет свою аграрно-сырьевую направленность, и ее промышленность дает всего лишь 12% валового продукта страны. Но число промышленных предприятий неуклонно растет. Значительная их часть сосредоточена в районе столицы. Вблизи Куала-Лумпура вырос промышленный город-спутник Петелинг Джая. По пути из аэропорта в столицу виден большой комплекс предприятий, корпуса цехов, фабричные трубы. Первое впечатление очень внушительное. Однако предприятия здесь, как правило, небольшие, если не сказать карликовые. Легкий ангар, крытый гофрированным железом,- вот и весь заводик или фабричка. Более или менее крупные предприятия занимаются сборкой продукции из готовых деталей, поступающих из-за границы. Вывески с эмблемами фирм не оставляют сомнения в том, кто здесь хозяин. Вот западногерманский «Мерседес-бенц», рядом французская автомобильная компания, японская электротехническая... наглядные свидетельства того, что ключевые позиции в малайзийской промышленности находятся в руках иностранного капитала. Небольшие фабрики принадлежат и местным предпринимателям. Они заняты производством красок, ткачей, искусственного льда, прохладительных напитков, готового платья, зубной пасты и т. п. 

 Среди новых правительственных зданий в центре Куала-Лумпура высится девятиэтажный корпус с вывеской «МАРА». Это сокращенное название учреждения, которое полностью произносится как «Маджелис аманатан раят». Его можно приблизительно перевести как Совет содействия народному развитию.

 Я встретился с секретарем этого учреждения и узнал, беседуя с ним, немало интересного. 

 МАРА - правительственный орган, созданный в целях содействия развитию национальной промышленности, транспорта, плантационного хозяйства, торговли, а также подготовки национальных кадров. Для этого создан также специальный кредитный банк, предоставляющий ссуды предпринимателям-малайцам. МАРА располагает собственным технологическим институтом (это среднее учебное заведение типа техникума), который готовит специалистов различных профессий для национальных предприятий. Примечательно, что недавно здесь включено в программу изучение русского языка. Для преподавания этой дисциплины институт пригласил советских педагогов. Это новшество объяснили мне стремлением изучать и осваивать полезный технический опыт Советского Союза. 
 

Нефтеочистительный завод в Порт-Диксон

 МАРА создает и собственные небольшие предприятия. В качестве примеров мне были названы батиковая, швейная, текстильная, обувная, саговая фабрики. На первом этапе они остаются государственной собственностью, но в дальнейшем могут быть проданы частным компаниям или отдельным дельцам. Правительство пока не ставит своей. задачей широкое развитие государственного сектора экономики. 

 По мнению моего собеседника, национальной промышленности в немалой степени препятствует безынициативность, непредприимчивость дельцов-малайцев, отсутствие у них опыта. В колониальные времена образованные и состоятельные малайцы стремились стать чиновниками, врачами, открыть собственную нотариальную или адвокатскую контору, но не заниматься предпринимательством. И сейчас они скорее вложат свой капитал в приобретение дома, автомашины, совершат хадж в Мекку, но не рискнут построить фабрику. Слишком велико опасение быть задавленным более сильным конкурентом, иностранным монополистом или другим местным предпринимателем. 

 Мне удалось посетить два предприятия МАРА - швейную и батиковую фабрики. Обе находятся в промышленном городе-спутнике Петелинг Джая, вблизи столицы. 

 Весь персонал швейной. фабрики - полсотни рабочих и трое конторских служащих. Работают преимущественно женщины. Ткань поступает с соседней батиковой фабрики. По словам директора, швея получает до 100 - 120 местных долл. в месяц. Это минимум, установленный рабочим законодательством. Лишь один пожилой закройщик-китаец получает до 400 долл. Он считается мастером высокой квалификации. С помощью электрической машинки закройщик сразу раскраивает пласт из 50 кусков ткани. Каждая работница обязана вносить в социальный фонд 5% своей зарплаты. Такую же сумму вносит и фабрика. Фонд этот используется для помощи рабочим в случае болезни или других непредвиденных обстоятельств. Никакой профсоюзной организации на фабрике нет. Директор объясняет это тем, что предприятие слишком мало. 

 После традиционной чашки кофе в конторе заходим в цех. Здесь чисто и сравнительно прохладно. Установлены потолочные вентиляторы и лампы дневного света. Основная техника - западногерманские швейные машинки «Зингер». 

 Батиковая фабрика находится через дорогу. Она также невелика. Здесь работают преимущественно мужчины-красильщики. Батик - ткань, расписанная ярким национальным орнаментом. Прежде батики Малайзии и Индонезии выделывались ручным способом. Иногда искусной мастерице приходилось затрачивать недели и даже месяцы, чтобы покрыть кусок ткани сложным рисунком. Батики кустарной работы отличались тонким художественным вкусом, яркостью и стойкостью красок. Сейчас они вытесняются фабричными изделиями, более дешевыми, но и не столь долговечными. 

 В цехе стоят резкие запахи красителей. Обнаженные до пояса мускулистые парни в резиновых перчатках вымачивают куски ткани в корытах с красящими составами. Рисунок наносится на ткань вручную с помощью штампа-трафарета. С помощью такого же приспособления покрываются парафином те участки батика, которые не должны закрашиваться. Потом парафин смывается.

 Работа красильщиков тяжелая. Но она не считается квалифицированной. Рабочий-красильщик получает столько же, сколько девушка-швея на соседней фабрике. 

 После знакомства с батиковой фабрикой рассматриваем образцы продукции, идущей на экспорт. По мотивам рисунков современные фабричные малайзийские батики менее интересны, чем индонезийские. В них меньше национального колорита, они какие-то эклектичные, не столь выразительные. Нередко художник прибегает к абстракционистским мотивам, не имеющим ничего общего с национальными художественными традициями.



Категория: Малайзия | (30.01.2016)
Просмотров: 279 | Рейтинг: 0.0/0


Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017