Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Малайзия

К таиландской границе
 В Пинанг, крупнейший после Куала-Лумпура центр Западной Малайзии, мы летим на самолете малайзийско-сингапурской авиакомпании. 

 Самолеты местной авиакомпании отличаются от воздушных лайнеров других линий желтой полосой на борту фюзеляжа. Пассажиров обслуживают две миловидные стюардессы в форменных батиковых блузках. Одна из девушек - малайка, другая - китаянка. 

 Летим над низменной равниной. На востоке равнина переходит в предгорья Центрального хребта. Горы, образующие несколько параллельных цепей, занимают всю центральную часть Малаккского полуострова, не доходя до южной его оконечности. Главная цепь Центрального хребта обрывается в районе Малакки. За пределами этого основного массива можно встретить лишь отдельные невысокие вершины да гряды холмов. Здешние горы не отличаются резкими очертаниями и сравнительно невысоки. Их склоны пологи, вершины округлены и высота их редко достигает полутора-двух тысяч метров над уровнем моря. Самая высокая вершина Малаккского полуострова - гора Тахан (2190 м). Малайзийские горы сложены из гранитов, кварцитов, известняков, глинистых сланцев. Часто встречающиеся каменистые обрывы и обнажения придают горным лесным пейзажам исключительную живописность. 

 Из окна самолета можно различить синеющие вдали вершины Центрального хребта: Лианг Тимур, Бату Путих, Корбу, немногим уступающие горе Тахан. Минуем многоводную и широкую реку Перак. Кое-где она растекается на рукава, образуя островки, или оставляет старицы, следы старого русла. По желтой петляющей реке плывут лодки, баркасы, плоты. По берегам ее часто встречаются деревушки. Перак - одна из самых протяженных рек полуострова, ее длина - 270 км. Взяв начало на северных склонах горы Лахо в районе таиландской границы, она течет в южном направлении и постепенно превращается из стремительного горного потока в многоводную реку. В верхнем и среднем течении Перак течет- по узкой долине, стиснутой слева Центральным хребтом, а справа хребтом Ларит. В среднем ее течении, выше Салак Негри, построена небольшая гидроэлектростанция. Затем река вырывается на широкую низменность. На четвертом градусе се-верной широты она впадает в залив Перак, образуя заболоченную дельту. 
 

 Невысокая горная цепь Ларит ответвляется от Центрального хребта в районе таиландской границы и тянется с севера на юг, обрываясь вблизи морского побережья к западу от города Ипох, столицы перакского султаната. Самая высокая точка хребта - гора Бубу достигает 1650 м над уровнем моря. Прибрежная низменность здесь сузилась, береговая линия теряет плавные очертания и становится довольно изрезанной. В глубь суши вдаются узкие бухты, извилистые-протоки отделяют островки от материка. В районе пятого градуса северной широты прибрежная низменность вновь становится шире и переходит в невысокую холмистую равнину Кедаха и Перлиса. 

 После многих поездок по стране я пришел к выводу, что даже наиболее освоенная западная часть полуострова отнюдь не сплошь занята каучуковыми плантациями. Массивы гевеи тянутся более или менее непрерывно вдоль западной железнодорожной магистрали и шоссейной дороги, связывающих Джохор на южной оконечности полуострова с Перлисом на северо-западе. Вдоль западного побережья посадки гевеи чередуются с плантациями кокосовой и масличной пальм, насаждениями ананасов. Так как иностранные корреспонденты, совершая кратковременные поездки по Малайзии, бывают преимущественно в этой обжитой части страны и редко выбираются дальше Малакки или дальних окрестностей Куала-Лумпура, то с их легкой руки и рождается представление о Малаккском полуострове как о сплошной каучуковой плантации. На восточном же побережье и вдоль восточной железной дороги плантации образуют лишь отдельные разрозненные островки в районах крупных населенных пунктов. Вечнозеленые экваториальные леса покрывают около 3/4 всей территории Малаккского полуострова, главным образом восточную и центральную гористую часть его. Обширные пространства восточного побережья заселены и освоены пока еще слабо. На западе же джунгли встречаются лишь отдельными небольшими массивами. 

 Пролетаем над нешироким проливом, отделяющим остров Пинанг от материка, и наконец приземляемся в местном аэропорту. 

...Город Пинанг до недавнего времени носил британское название Джорджтаун. Территория штата Пинанг включает кроме острова также небольшую прибрежную полосу Малаккского полуострова и занимает общую площадь 1,04 тыс. кв. км. Население штата составляет примерно 750 тыс. человек, из которых половина проживает в городе. Пинанг - один из самых густонаселенных и экономически развитых районов Малайзии. Наряду с Куала-Лумпуром это крупнейший промышленный центр страны. Здесь находятся два оловоплавильных завода (в самом городе Пинанге и Баттеруэрте), маслобойные заводы, предприятия по переработке каучука и пр. 

 До конца 18 века остров Пинанг принадлежал султану Кедаха. В те времена он был почти не заселен и нередко служил прибежищем морских пиратов. Английских колонизаторов остров привлек как важный стратегический пункт, который вместе с Малаккой и Сингапуром мог бы послужить опорной базой дальнейшей колонизаторской политики англичан в районе Малаккского полуострова. Отделенный от материка всего лишь двухмильным проливом, Пинанг располагал удобной естественной гаванью. В 1786 году британская Ост-Индская компания смогла овладеть островом. Непосредственным организатором этой захватнической акции был некий Фрэнсис Лайт, служащий компании, в прошлом морской офицер, предприимчивый авантюрист. Он сумел склонить молодого султана Кедаха Абдулу к уступке Пинанга Ост-Индской компании, пообещав взамен военную помощь и денежную компенсацию. Утвердившись на острове, англичане нагло нарушили соглашение. Обещанной военной помощи и денежной суммы султан не получил. Британские колонизаторы взяли курс на расширение 
своих колониальных владений в Малайзии, намереваясь вытеснить голландцев из Малакки, овладеть Сингапуром. Эта программа была осуществлена. Пинанг сыграл роль основной опорной базы в ее осуществлении. 

 В 1826 году, уже владея не только Пинангом, но также Малаккой и Сингапуром, англичане объединили все эти владения в единую колонию Стрэйтс Сеттльмент. Росло значение Пинанга как важного военного и торгового порта. О колониальных временах напоминают остатки английского форта, статуя Фрэнсиса Лайта, различные административные постройки, характерные для британского колониального стиля. 

 Пинанг имеет общие для больших малайзийских городов черты: национальную пестроту, сочетание старых викторианских зданий центра с модернистскими сооружениями фирм и банков, с китайскими, индийскими и малайскими кварталами. По сравнению с Куала-Лумпуром город выглядит более провинциальным, тихим, а с Малаккой вряд ли сможем тягаться в богатстве историческими памятниками. 

 Узкие улицы торгового центра - это сплошные ряды отелей, ресторанов, магазинов, преимущественно китайских. В Пинанге китайцы составляют 57%, а малайцы - лишь 29% населения. Еще сравнительно недавно Пинанг был открытым портом или «порто франко», свободным для беспошлинного ввоза товаров. И хотя с этим статусом покончено, в магазинах и теперь много всевозможных, более дешевых, чем в столице, товаров. Они относительно дешевы, но в магазинах малолюдно. Прохожие, преимущественно молодежь, останавливаются у витрин, разглядывают разнообразный ассортимент товаров и, удовлетворив любопытство, идут дальше. Для них торговый район - просто место вечерних прогулок. Чтобы привлечь покупателей, лавочники выбираются со своими товарами на тротуары. Здесь громоздятся пирамиды из чемоданов, пестреют лотки с тканями, стремятся перекричать друг друга транзисторные приемники и радиолы. Но покупателей мало. Очевидно, иностранные торговые фирмы слишком затоварили местный рынок, не учитывая реального спроса. Для широких масс все эти японские транзисторы, английские ткани, французская парфюмерия, швейцарские часы недоступны - они слишком дороги. 

 На улицах много велорикш - бечаков, которых в Куала-Лумпуре почти не встретишь. Обычно это малайцы или тамилы, сухие, жилистые, с неестественно вздувшимися венами на икрах. Тяжел труд велорикши - крути целый день педали коляски, перевозя пассажиров или груз, ради очень скудного заработка. Перед отелями, ресторанами стоят вереницы бечаков, с тоскливым терпением ожидающие пассажиров. Наше появление вызывает разноголосые восклицания. Один из бечаков долго сопровождает нас, не теряя надежды, что мы воспользуемся его услугами. 

 Малайзийцы пытаются сделать Пинанг местом привлечения туристов. За городом на живописном берегу моря построено много комфортабельных отелей. Иллюстрированные буклеты на все лады рекламируют достопримечательности острова, красоты здешней природы. Пинанг называют жемчужиной Индийского океана, изумрудным островом. Здесь на пологих берегах прекрасные песчаные пляжи. Кое-где в море вдается скалистый мыс. Вдоль всего побережья тянется кольцевая шоссейная дорога. Поездку по кольцу рекомендуют в качестве одного из туристических маршрутов. Можно совершить и морскую прогулку вокруг острова на пароходике. Центральная часть острова холмиста. Западный холм подымается над уровнем моря на 800 м. На холм Пинанг Хилл (680 м) можно подняться с помощью фуникулера, чтобы полюбоваться с его вершины живописной панорамой острова, лазоревыми морскими далями. На холме Айр Хитам находится буддийский монастырь с красивой пагодой. Это сооружение возведено лишь в конце прошлого века и не может быть отнесено к числу уникальных исторических памятников. И все же оно интересно. Семиярусная башня пагоды хорошо вписывается в окружающий пейзаж. Ее золотистая раскраска сочетается с зеленью пальм и других деревьев, яркими тропическими цветами. 

 Туристам рекомендуют посетить и местный ботанический сад, раскинувшийся в холмистой местности за городом. Здесь богато представлена растительность Юго-Восточной Азии. На лужайках резвятся стайки маленьких обезьян. Они выпрашивают у посетителей лакомства, вызывая восторг детворы. 
 

Рыбаки восточного побережья

 Но пожалуй, одна из самых интересных достопримечательностей Пинанга - змеиная пагода. Находится она в центральной, лесистой части острова, километрах в пятнадцати от города. В середине прошлого века буддийские монахи облюбовали эту глухую уединенную местность и воздвигли здесь пагоду Фук Хенг. Но вскоре сюда приползли полчища ядовитых змей, которых немало в окрестных джунглях. Пагода стала их пристанищем, и теперь змеи гнездятся во всех ее уголках. Служители смекнули, что это сенсационная приманка для посетителей и, может быть, дополнительный источник дохода. Поэтому они не только не истребили опасных пресмыкающихся, но стали их подкармливать куриными яйцами. Сейчас ленивые, раскормленные твари, словно детали рельефного орнамента, обвивают колонны, гнездятся на резных карнизах, в ритуальных чашах, на алтарях, свисают тяжелыми гроздьями с ветвей декоративных растений в вазах. Они равнодушны к служителям и посетителям храма и как будто не проявляют агрессивного нрава. Служители объясняют это тем, что курящиеся благовония одурманивают змей и делают их сравнительно безопасными. 

 Но как бы ни рекламировались достопримечательности изумрудного острова, туристов здесь маловато. Отели большую часть года пустуют, принося хозяевам лишь убытки. Вероятно, жаждущие наживы владельцы понастроили их без учета реального спроса. 

 Через пролив, отделяющий остров от материка, налажена паромная переправа. Постоянно курсируют несколько самоходных паромов, так что ждать приходится недолго. Паромы двухпалубные. На нижней палубе размещаются автомобили, на верхней - пассажиры. Быстро убегает от нас изумрудный остров с пальмовыми аллеями набережных, минаретами мечетей. Приближается низменный берег материка: какие-то строения, цистерны с горючим, пакгаузы, причал. К причалу пришвартовалось судно под панамским флагом. По палубе снует невообразимо пестрая команда полуголых негров, мулатов, китайцев... 

 Мы держим путь на север, в район таиландской границы, где возведено новое гидросооружение на реке Сунгай Муда. Оно входит в программу развития ирригации и освоения новых земель в Кедахе. Невдалеке от паромной переправы военный городок, по-видимому, одна из британских военных баз, еще сохраняющихся в Малайзии. За проволочным заграждением расхаживают рослые парни в шортах. Местность здесь в материковой части штата Пинанг и прибрежной равнине Кедаха довольно обжитая. Пейзаж напоминает пейзажи Селангора. 

 Кедах - один из северных султанатов, а ныне - штатов Западной Малайзии. Его столица - Алор-Сетар. Даже после Пинанга этот город выглядит тихим, провинциальным. Все же в нем есть свой маленький деловой центр с офисами, банками, рекламами известных международных торговых фирм. В одной из витрин улыбающаяся японка на рекламном плакате призывает прохожего купить транзисторный приемник фирмы «Сони». С японкой соревнуется дородная белокурая немка с транзистором «Грюндиг». Эмблема этой западногерманской фирмы - трилистник красуется на одной из вывесок. На другой - имя обувного короля Батя, проникшего и сюда. В Алор-Сетаре видишь все атрибуты маленькой скромной, но все же столицы с пятидесятитысячным населением: вывески местных правительственных учреждений, флагштоки с флагами султаната, дворец султана на главной площади города. 

 Один из чиновников информационной службы султаната, Мурат, берется сопровождать нас. В управлении, осуществляющем ирригационное строительство в Кедахе, знакомимся с большой рельефной картой-макетом завершенных и строящихся сооружений. 

 Один из руководящих инженеров проекта давал нам объяснения. 

- Прибрежная часть Кедаха - одна.из главных рисовых житниц страны. Этот район дает более 1/3 всего урожая малайзийского риса. Но мы стремимся осваивать новые площади, значительно увеличить производство этой культуры. 

 Инженер далее пояснил, что осуществление проекта, который мы видим на макете, дает возможность дополнительно оросить 261 тыс. акров плодородной земли и обеспечить наделами до 65 тыс. крестьянских семей (около 300 тыс. человек). Каждая семья получает небольшой земельный участок из расчета одного акра на человека. Сущность проекта состоит в следующем. В верховьях двух рек, текущих с гор на запад и впадающих в Малаккский пролив, построены связанные между собой каналом водохранилища. Они дают возможность регулировать необходимый для орошения уровень рек, предотвращать в период дождей опасные наводнения, а в засушливый сезон сохранять запасы воды. В прибрежной низменной полосе создана сеть оросительных канав и каналов. Они широкими веерами расходятся от главных водных артерий. Значительная часть нового района поливных земель уже освоена. Сельскохозяйственный кредитный банк Малайзии предоставляет кредиты земледельцам, осваивающим новые земли. 

 Наш путь лежит на север, в глубь султаната Кедах. Открытая ровная низменность, рассеченная оросительными каналами, занята посевами риса. Это недавно освоенные земли. Затем местность повышается и переходит в холмистую равнину. Рисовые поля сменяются массивами каучуковых плантаций, которые принадлежат как мелким землевладельцам, так и крупным плантаторам. Холмы становятся все выше и круче. Каучуковые плантации переходят в джунгли. Въезжаем в долину какой-то мелкой извилистой речушки, теряющейся в бамбуковых зарослях. Наконец, перед нашим взором предстает большая бетонная плотина. Высота ее метров тридцать. За ней расстилается спокойная голубоватая гладь искусственного озера, стиснутого джунглями. Местность здесь малозаселенная. Кроме барака военного поста, не видно никаких жилых построек. Мурат уверял нас, что здесь нередко встречаются тигры и дикие слоны. 

 Плотина служит пока лишь ирригационным сооружением. Но в дальнейшем предполагается построить рядом гидроэлектростанцию. В теле плотины нет никакого водостока. Если в верхнем водохранилище уровень воды подымается выше определенной черты, то избыток воды сливается через верх плотины в нижний водоем. Этим простым способом и достигается регулирование уровня воды, необходимого для орошения рисовых полей. 
 

Поселок на вновь освоенных землях

 Мы забрались на верхнюю площадку плотины, откуда открывался красивейший вид на водохранилище и окрестные джунгли. К плетине подошли трое рабочих-малайцев, По рассказам одного из них мы узнали, что здесь водятся крокодилы. Вглядевшись в мутную поверхность нижнего водоема, я вскоре заметил какую-то черную точку, движущуюся к бетонной кромке водоема. Из воды на серый раскаленный бетон выползало продолговатое существо, кажущееся маленькой худосочной ящерицей. На кромке грелся другой, подобный же экземпляр. И еще один плыл в воде. Присмотревшись, я увидел, что животные отличаются вытянутой остроконечной мордой. Пожалуй, перед нами были не крокодилы, а родственные им гавиалы. Эти животные питаются преимущественно рыбой и считаются менее опасными для человека, чем его тупорылые родственники. Взрослые особи достигают пяти и более метров длины. Гавиалы обитают в странах Южной и Юго-Восточной Азии. 

 В полутора-двух километрах от плотины мы увидели небольшой заброшенный городок. Когда-то здесь жили инженеры-строители. Сохранились теннисные корты, посыпанные гравием дорожки. В одном из домиков китаец содержит плохонький бар и харчевню, куда иногда наведываются случайные посетители. Останавливаемся здесь, чтобы выпить по стаканчику пива. Мурат говорит, что власти намерены использовать эти пустующие постройки в качестве пансионата для туристов, которых могли бы привлечь красивые пейзажи, умеренный климат предгорья. 

 На обратном пути просим Мурата остановиться около какой-нибудь малайской деревушки, чтобы иметь возможность побеседовать с крестьянами....И вот одна из таких деревушек в стороне от шоссейной дороги. Хижины беспорядочно рассыпаны в тени кокосовых пальм. Никаких улиц или оград. Как будто взял кто-то пригоршню домишек да рассыпал ее по рощице, и раскатились они в самом хаотическом беспорядке. Вот одна кучка хижин, другая, а вот стоит одинокое жилище, еще одно... 

 Две хижины невдалеке от дороги тесно прижались друг к другу. Можно подумать, что это одно хозяйство. Но здесь живут две семьи, даже не родственники. Дома построены на сваях высотой в человеческий рост. Стены сделаны из матов, сплетенных из бамбуковой щепы, крыша - из легкой черепицы. Каждая хижина состоит только из одного помещения. Окон нет. Дневной свет проникает вовнутрь через щели и дверной проем, который ночью завешивается циновкой. В хижине тесно. Ее размеры не превышают десятка квадратных метров. Попасть в помещение можно по шаткой лестнице из жердей, приставленной к двери. Никаких хозяйственных построек, хлевов или амбаров рядом нет. Весь несложный хозяйственный инвентарь хранится под жилым помещением между сваями. Здесь же я увидел рыболовные снасти, большие глиняные сосуды для воды. Запасы риса хранятся под крышей на стеллажах из жердей. 

 Какими бы скромными ни выглядели эти хижины, они заметно отличались от тех жилищ аборигенов, которые я видел в Пераке. К одной из хижин была пристроена небольшая крытая галерея. Обстановка жилища состояла из плетеных ротанговых кресел и тюфяков, купленных в лавке. На галерее стояла каменная ступа для растирания зерна. Я увидел также старенький велосипед, который мог служить показателем некоторого достатка. 

 Наше появление оказалось событием для здешних обитателей. Из жилищ с любопытством выглядывали женщины и дети. К нам подошел худой, обнаженный до пояса малаец, хозяин той хижины, которая выглядела позажиточнее. Мы познакомились. Крестьянина звали Абдулой. Он выглядел глубоким стариком. 

- Много ли тебе лет, бапак? - спросил я. 

- Много, господин. Без малого пятьдесят,- ответил Абдула, улыбаясь беззубым ртом. 

- Разве это много? 

 Моему собеседнику можно было бы дать и шестьдесят, и все семьдесят. Нелегкий крестьянский труд преждевременно состарил его. 

- И большая у тебя семья?

- Нет, господин. Одна жена, один сын. Бегает в школу. 

 Абдула представлял редкое исключение среди крестьян-малайцев. Он не был многодетным отцом семейства. 

 От Абдулы мы узнали, что в среднем на одно крестьянское хозяйство здесь приходится по два акра земли, хотя есть и более зажиточные владельцы. Часть земли используется под посадку каучуконосов, другая - под рис. Кроме того, каждый крестьянин имеет несколько десятков кокосовых пальм и бананов, обычно окружающих жилище. Животноводство развито слабо. Держат в основном домашнюю птицу. Лишь некоторые хозяева имеют буйволов или коров. Подсобным занятием служит рыболовство. Рыбу ловят в ближайших реках. 

 Рис и плоды идут преимущественно для внутреннего потребления, латекс продают скупщикам каучука. Кроме того, городские торговцы скупают у крестьян кур, яйца, рыбу. Это дает возможность крестьянам приобретать необходимый в хозяйстве инвентарь, а также домашнюю утварь, одежду, соль, сахар и пр. 

 Обратный путь в Куала-Лумпур проходит через плантации ананасов, ощетинившихся острыми пиками листьев, мимо оловянных рудников. На пути проезжаем Ипох, столицу султаната Перак. В последние годы население этого важного центра оловодобывающей промышленности стремительно растет и сейчас превышает 200 тыс. жителей. В городе много различных контор и фирм, связанных с добычей оловянной руды. Пестрые и многолюдные торговые кварталы яркими островками врываются в вечернюю темноту тихих улиц. 

 Останавливаемся поужинать в китайском ресторанчике. Во дворе под кронами кокосовых пальм столики. Здесь же на жаровнях что-то жарится, парится, в воздухе носятся вкусные запахи жаркого. Почти все столики заняты. Посетители приходят сюда целыми семьями. Здесь можно отведать сатэ, кусочки жареной свинины или баранины, нанизанные на прутик, нечто вроде нашего шашлыка, или пангсит, кусочки мяса, запеченного в тесте, род наших пельменей. 

 Подкрепившись, трогаемся дальше, чтобы не позже полуночи возвратиться в Куала-Лумпур.



Категория: Малайзия | (01.02.2016)
Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0


Поиск по сайту
Форма входа

Copyright MyCorp © 2017